Мадам Юна
Название: Сделка с Богами
Автор: Мадам Юна
Фэндом: Fushigi Yuugi
Персонажи: Нурико/Миака
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Фэнтези, POV, AU
Размер:Макси
Предупреждения: OOC
Статус: в процессе написания
Описание: Потеряв всё, она заключила сделку с Сузаку…
Посвящение:Посвящается моей лучшей подруге - Artemis!
Публикация на других ресурсах: Запрещено!


Жгучая ревность

- Ох, наконец-то, отстиралось! – я встряхнула юбку и довольно осмотрела результат своих трудов. – А я уже и позабыла, насколько тяжело отстирывается кровь… Та еще проблема.
«Да еще и Нурико… Ну, зачем ему понадобилось целовать Тамахоме? Неужели думает, что я буду ревновать? Хотя… Я ведь и правда ревную. Только не Тамахоме. А к Тамахоме…»
Мои мысли сами собой перескочили на объект воздыхания.
- Мамочка, это оказалось сложнее, чем я думала… - Я подперла голову мокрой ладошкой. – Что же делать? А если он поймет? Я же едва сдерживаюсь, что бы на шею ему не броситься, а ему тут сцены ревности взбрело закатывать! Бли~ин, как же бесит!
Вспылив, я пнула таз с водой, который пролетев через комнату, расплескал все свое содержимое по полу. В тот же момент дверь распахнулась с громким стуком, и на пороге возник Тамахоме. С паникой на лице и воплем «Миака!» он шагнул в комнату.
Ну… Больше он ничего не успел сказать или сделать, потому как поскользнулся на мокром полу и нелепо взмахнув руками, пролетел вперед, приземлившись лицом мне на колени. А сидела я, надо сказать, в одном нижнем белье…
«Ой-ёй… Что-то сейчас будет…»
Особого стеснения по поводу положения, в котором оказалась, я как-то не испытывала. Долгая жизнь сначала среди воинов Чертога, а потом с братьями, отучила меня стесняться по таким пустякам. Больше всего меня волновало, как отреагирует Нурико, не замедлившая появиться следом.
Впившись взглядом, я ловила каждую эмоцию на прекрасном личике. А посмотреть было на что. Сначала азарт от погони сменился недоумением, потом проскочил гнев, который секундами позже скрылся под слоем смущения. Только в глазах иногда искры проскакивали.
- Ой, Миака-сан! – воскликнула смущенно девушка, стаскивая за шкирку с моих колен Тамахоме. – Прости нас, пожалуйста! Я совсем не понимаю, что на него нашло! Со мной такой стеснительный, а тут…
Нурико тряхнула Тамахоме и тот, старательно отводя взгляд прохрипел:
- Прости, Миака…
- Ну, мы, пожалуй, пойдем!
И улыбнувшись, утащила уже несопротивляющегося юношу.
«Бедняжка Тамахоме…» - Глядя на закрывшуюся дверь подумала я. – «Как же перевести огонь с Тамахоме на себя?»

***

- Ты хочешь мне прислуживать? – удивленно переспросила Нурико.
- Да… Вроде как.
- Хм… - Нурико задумчиво вгляделась в свое отражение в зеркальце. Под ней в бесплодных попытках освободиться, дергался перебинтованный под мумию Тамахоме.
- Ну, хорошо, – выдала Нурико. – Но с одним условием! Ты не будешь мешать нам с Тамахоме!
Девушка слезла с парня и стиснула его в ломающем кости объятии.
- Я и не собиралась… - Пробурчала я, и Нурико отпустила полузадушенного парня.
«Только потому что пока вмешиваться нельзя… Прости Тамахоме. Мне бы самой сейчас очень пригодилась помощь…»
Я достаточно хорошо помнила, что творил Нурико после моего добровольного предложения помощи…

***

- Миака, помоги мне расчесать волосы.
- Хорошо, – я послушно беру гребень и аккуратно провожу по волосам девушки.
«Такие мягкие…»
- Хватит дергать! Больно же! – Нурико дергается. А я лишь зажмуриваюсь за мгновение до того, как мне в лицо выплескивается стакан воды.
«Спокойно, Миака. Спокойно…»

***

- Здесь пыльно. Уберись. – Нурико несколько брезгливо указывает мне на широкий коридор. - Пока все не будет идеально чисто, ужина не получишь.
Со вздохом беру тряпку и начинаю мыть пол. Вдруг слышу за спиной шорох. Даже не оборачиваясь, знаю, что увижу…
- Кошмар! Какая грязища! – в голосе Нурико слышится злорадство. – Все, сегодня без ужина. Идем, Тама-чан!
«Нурико, поганец!» - я в бешенстве сжимаю тряпку и вдруг слышу свист.
- Ой, прости! Рука соскользнула! – и ни капли раскаяния в голосе.
Оборачиваюсь и вижу летящий на меня стол.
Ну, уж нет уж!
В какой-то момент стол закрывает меня от взглядов Нурико и Тамахоме. Поднявшись, я легонько отбиваю стол в обратном направлении. Ну… Как «легонько»… С той же силой, что и сама Нурико.
Предмет мебели врезается в уже отвернувшуюся девушку, кажется, не причинив ей никакого вреда. Кроме, разве что, растрепанной прически.
- Ты что творишь?! – Нурико разгневанной фурией стремительно подлетает ко мне.
- То же самое хочу спросить у тебя! – вскидываюсь я, смотря ей в глаза.
С минуту мы меряемся взглядами, но, в конце концов, раздраженно фыркнув друг на дружку, разходимся по разным «углам».

***

Надувшись на весь мир, я сидела в беседке у озера.
«И что это с Нурико? Неужели опять бесится из-за моих мифических отношений с Хотохори? Как бы то ни было, а нужно заканчивать с этим. Иначе о романе с Третьим Хранителем можно будет забыть навсегда…»
Горестно вздохнув, я посмотрела на озеро.
«Вот бы сейчас искупаться» - Размечталась я. – «Хотя вода, наверняка, ледяная…»
Раздавшийся сбоку шорох, выдернул меня из мечтаний, в которых я уже нарезала круги в воде.
Посмотрев в сторону источника шума, я снова вздохнула. Ну да, кто бы сомневался…
- Ха! А я-то думала, ты лежишь без сознания под присмотром милой Нурико-чан! – ехидно пропела я, освобождая парня от бинтов.
- Издеваешься? – хмуро спросил Тамахоме, разминая затекшие мышцы. – Я сбежал сразу, как только она вышла.
- Что же так? Ты радоваться должен. В тебя ведь такая красавица влюблена! – Яда в моем голосе было хоть отбавляй.
- Ну, точно издеваешься. – Вынес вердикт парень. – Неужели ты думаешь, что мне это нравится? Я терплю её только потому, что она женщина, и мы в одной команде!
- То есть, она тебе совсем не нравится? Ни капельки? – хотя я точно знала ответ, мне было важно услышать его еще раз.
- Конечно, нет! Я же её только вчера впервые увидел. К тому же, она не в моем вкусе. – Парень на секунду замер, а потом хищно ухмыльнулся. - А с чего это такие вопросы, а?
- Н-Ни с чего! – смутившись, я отвернулась.
- Только не говори мне, что ты ревнуешь! – патетично воскликнул Тамахоме. - Я знаю, что неотразим. Я ведь красив, силен и добр… Но у меня только одна страсть – де-нь-ги! – парень разразился смехом.
- И вовсе я не ревную! – крикнула я, зардевшись. А потом еле слышно пробурчала себе под нос. – Если я и ревновала, то точно не тебя…
Но, кажется, я очень сильно недооценила слух Тамахоме. Он внезапно прекратил смеяться и закашлялся.
- Что ты сейчас сказала? – прохрипел он.
- Тебе послышалось. – Поняв, что попалась, я покраснела.
- Нет, не послышалось! – настаивал Тамахоме. – Ты, что и правда влюбилась в…
Обхватив руками колени, я кивнула.
«Ну, кто меня за язык дергал? А если Тамахоме сейчас решит, что я извращенка какая-нибудь? Он же еще не знает всей правды о Нурико! Что же делать?»
Мое самобичевание прервал Тамахоме, сползший рядом на пол с офигевшим выражением лица.
- С ума сойти… - Пробормотал он, уставившись немигающим взглядом в одну точку. – У меня просто нет слов.
Я хотела что-то сказать, как-то разрядить обстановку. Но все слова улетучились сами собой, стоило мне только увидеть стройную фигурку, метнувшуюся от одной из колонн стоящих неподалеку…


Первый камень. Память цвета воды.

Сменить одежду все же пришлось. Выпросив у Хотохори самое скромное кимоно, я, отказавшись от помощи служанок, переоделась.
Выйдя из комнаты, прогуляться перед сном и подышать свежим воздухом, я увидела прислонившуюся к перилам Нурико. Девушка была странно задумчива и с грустью рассматривала, что-то на своей ладони.
- Нурико? – я нерешительно подошла к девушке.
- А, Миака… - Нурико перевела на меня грустный взгляд фиалковых глаз. – Представляешь, я сережку потеряла…
- Сережку?
- Да. Пару этой. – Девушка показала мне лежащую на её ладони прекрасную сережку с прозрачным круглым камушком. – Мне их мама подарила…
Голос девушки наполнен такой нежностью, что у меня щемит сердце.
- О… А где ты её потеряла? Ты везде смотрела?
- Да… Почти везде. Правда… есть одно место…
- Какое?
- Я гуляла недавно у пруда. Может быть, она там… Она светится в темноте, и сейчас её легко можно было бы найти. Вот только мои служанки боятся темноты, а я не могу выйти из дворца…
Нурико горестно вздохнула.
- Тогда… Может, я могу сходить? – с улыбкой предложила я.
- Ты? – удивилась девушка.
- Ага. Мне не сложно. - Я развернулась и побежала. - Я быстро!
- Я буду тебе весьма признательна! – крикнула мне вслед Нурико.
«Вот же актриса! Точнее, актер… Интересно, сколько он перед зеркалом этот спектакль репетировал?»
Я хихикнула своим мыслям и ускорила шаг. Как бы то ни было, я уже давно хотела залезть в тот самый пруд. Что-то меня туда тянуло. И, раз Нурико предоставила мне такой шикарный шанс, грех его упускать!

***

По пути к пруду мне встретился Хотохори. Сделав комплимент моему внешнему виду, он поинтересовался, правдивы ли слухи об отношении ко мне Нурико. И, кажется, всерьез решил утихомирить разбушевавшуюся Хранительницу. Насилу разубедив Хотохори, я отправилась дальше.
Вскоре показался пруд, сияющий в лунном свете. Но и луна очень быстро исчезла, скрывшись за тучами, и оставив меня в темноте. Что было мне на руку. Зайдя за одно из деревьев, растущих у пруда, я разделась.
О том, что никакой серьги здесь нет и быть не может, я знала. Так что бродить вокруг и искать было бессмысленно. Я же собиралась нырнуть прямо в пруд, и красивую одежду мне было жалко. К тому же, если вода холодная, сухая одежда поможет мне быстрее согреться.
Повесив одежду на ветку дерева, я бесшумно вошла в воду. Несколько метров вода почти не меняла уровня, а потом внезапно дно исчезло. Повезло, что шла я медленно и успела заметить отсутствие дна. Глубоко вдохнув, я нырнула. Одновременно с этим, луна снова показалась из-за туч…
Плывя в темноте по одной мне слышному зову, я легко петляла меж камнями и водорослями. Спустя какое-то время впереди что-то сверкнуло. Я ускорилась и вскоре подплыла к источнику света. Им оказалась голубая жемчужина в перламутровой ракушке, украшенной алмазами. Очарованная, я прикоснулась кончиками пальцев к жемчужине и в тот же миг зов исчез.
Подхватив свою находку, я поплыла наверх. Первый кусочек воспоминаний был найден. В этом я не сомневалась.
Выплыв на берег, я присела на плоский камень и еще раз оглядела ракушку. На поверхности она была еще прекрасней. Вытащив жемчужину, я оделась и спрятала её в складках пояса.
Ракушку же осторожно сжала в ладони и отправилась в покои Нурико…
В которых стоял шум, удивительный для столь позднего времени.
- Миака всего лишь хочет подружиться с тобой! – бушевал Тамахоме. Удивительно, но даже после моего признания, что я влюбилась в Нурико, он остался на моей стороне. Даже пообещал хранить в тайне мой маленький секрет, пока я сама не захочу открыться. Что ни говори, но от осознания этого факта мне становится безумно хорошо на душе. – Почему ты так себя с ней ведешь?!
- Она мне не нравится! – кричала в ответ Нурико. – И Император, и ты только на нее и обращаете внимание! Я уже год как здесь в наложницах, а Его Величество даже не смотрит на меня! И вдруг появляется эта девчонка и поднимается шум до небес! Что в ней хорошего? Что Его Величество в ней нашел, в этой пигалице из другого мира? Вот я и решила ей отомстить, украв тебя!
Я с грустной улыбкой стояла около распахнутых настежь дверей в покой Нурико и слушала крики отчаявшейся души.
- Вот оно что…
Я тихо шагнула в комнату, привлекая к себе внимание.
- Миака! Где ты была?!
Нурико давно уже не удерживала Тамахоме и тот, подскочив ко мне, принялся беспокойно осматривать меня.
- Все в порядке, Тамахоме. Я просто немного погуляла у пруда.
Нурико удивленно вскинулась:
- Ты все-таки пошла туда? Вот идиотка. Я же тебе соврала!
- Я знаю. С самого начала знала. – Я, спокойно улыбаясь, подошла к Нурико. – Ты проболталась. Помнишь, ты сказала, что не можешь сама выходить из дворца?
Покраснев, Нурико залепила мне пощечину:
- Перестань делать из меня идиотку!
Разозлившись, я ударила её по щеке в ответ.
- Уж кто бы говорил!
Пораженно прикоснувшись к покрасневшей от удара щеке, Нурико внезапно всхлипнула и, отвернувшись, заревела.
- Так ты ревновала? – спросила я. – Не переживай, между мной и Хотохори ничего нет.
«И не будет!»
- Если хочешь, я могу намекнуть Хотохори о тебе.
Всхлипы притихли. Я уже собралась уходить, но тут вспомнила…
- И, знаешь, хоть сережки не было, я нашла кое-что, что, может быть, утешит тебя!
Положив на столик Нурико найденную ракушку, я вышла из комнаты, утянув за собой Тамахоме. И до самого поворота чувствовала на себе удивленно-растерянный взгляд Третьей Хранительницы…

***

Только мы скрылись из поля зрения Нурико, как Тамахоме произнес:
- Ты что, и правда, скажешь Императору о ней?
Я пожала плечами.
- Ну да, я же обещала.
- Не понимаю. Какой тебе смысл помогать ей? Ты же так только отдалишь её от себя!
- Я обещала. – Упрямо повторила я. А потом, видя непонимание на лице друга, добавила. – К тому же, вряд ли у нее получится привлечь его внимание. Но, может, хотя бы так мы сможем подружиться! А там и до чего-нибудь большего дойдет…
1Я мечтательно прижала руки к груди, а Тамахоме скривился.
- Пожалуйста, избавь меня от подробностей.
Я засмеялась.
- Кстати, - вдруг вспомнил Тамахоме. – Если ты знала, что Нурико врет, то зачем пошла, куда она сказала?
Сбившись с шага от неожиданности, я остановилась, раздумывая над ответом. Врать без острой на то необходимости не хотелось упорно, но как сказать правду я не знала.
- Я не могу сказать тебе всего. – Выдавила я, когда молчание начало затягиваться. – Это не тайна, но о многом лучше умолчать. Прости.
Помолчав, словно что-то для себя решая, Тамахоме повернулся и, смущенно глядя мне в глаза, произнес:
- Это просто мое любопытство, так, что ты не обязана говорить. Но, если можешь… Вдруг, я смогу чем-то помочь.
Казалось бы, простые слова, но вдруг нестерпимо захотелось закричать от переполнившего меня счастья. Вместо этого, я опустила голову, чтобы он не заметил предательски заблестевших глаз и, засунув руку за пояс, вытащила на свет голубую жемчужину.
- Уже долгое время меня тянуло туда. К пруду. Как будто, что-то звало меня… – Я показала жемчужину Тамахоме. – Сегодня, нырнув в пруд, я нашла её.
- Что это? Синий жемчуг? Такой вообще бывает?
Тамахоме наклонился, разглядывая отливающий синим, камушек.
- Это Небесный жемчуг.
- Небесный?
- Да. Он был в той ракушке, что я отдала Нурико.
- Что возвращает нас к предыдущему вопросу. Ты так и будешь молча наблюдать, как она сохнет по Императору? Смотри, она ведь может и добиться своего! Личико-то больно смазливое. – Тамахоме выпрямился и неторопливо двинулся вперед.
- Спасибо, что беспокоишься, Тамахоме. – Я счастливо улыбнулась, догоняя его. – Но… всему свое время.
- Ну-ну… - Хмыкнул Тамахоме. – Смотри только свое не упусти.
«Не беспокойся, не упущу…» - с улыбкой подумала я, чувствуя, переполняющее сердце, тепло.


Проблемное признание

Решив не откладывать на следующий день, я, распрощавшись с Тамахоме, отправилась прямиком в покои Императора.
Хотохори тем временем уже готовился ко сну и мое появление его явно удивило.
- Миака? Что-то случилось? – спросил он, увидев меня на пороге.
- Нет. Не совсем. – Я замялась, не зная как сказать, но поймав его недоумевающий взгляд, добавила. – Все в порядке, но мне нужно с тобой поговорить.
- Проходи. – Хотохори посторонился, пропуская меня. – Так о чем ты хотела поговорить?
- Мм... Как бы это сказать… В общем, во дворце есть девушка, которая влюблена в тебя. Ты ее знаешь. Я хотела попросить тебя повнимательней присмотреться к своему окружению. Ну, это, наверное, все, что я хотела сказать… Я, пожалуй, пойду. Поздно уже.
Выпалив все практически на одном дыхании, я стремительно повернулась к двери и хотела выйти, но тут меня настиг голос Хотохори.
- Подожди, Миака. А у тебя есть любимый человек? У меня есть. – Хотохори подошел ко мне со спины и прижал к себе. Я только пискнула, сжавшись. – Это ты, Миака. Еще в детстве я услышал легенду о жрице Сузаку. С тех пор я все время думал о том, какой она может быть. Миака, ты именно такая, как я себе представлял. Мне не нужны другие женщины. Меня интересуешь только ты. Я хочу знать о тебе все.
Я замерла. Сказать или промолчать? Но ведь если Хотохори уже влюбился в меня, то лучше не давать ему надежды… Решившись, я заговорила. Негромко, словно боясь своего голоса и слов, которые слетали с моих губ.
- Есть.
- Что? – Хотохори замер.
- У меня есть любимый человек.
- Неужели он красивее меня? – удивился Хотохори. – Неужели он лучше меня?
- Он красив. Очень. Но я люблю его не поэтому. – Я улыбалась, вспоминая лицо любимого. – Он очень добрый. И самоотверженный. Сильный. Очень сложно описать все, что я чувствую к нему. И хотя моя любовь безответна, кроме него мне никто не нужен. Прости.
Погрузившись в воспоминания, я едва почувствовала, когда Хотохори отступил от меня, убрав руки. Лишь услышав негромкие шаги за спиной, я очнулась и обернулась.
- Хотохори?
Подойдя к своей постели, юноша вытащил из-под подушки меч. Затем прошел к круглой нише в стене, смежной с коридором. Несколько быстрых движений и ниша раскололась, явив нашим взорам двух «шпионов».
- Тамахоме… Нурико… - Растеряно прошептала я, чувствуя, как кровь приливает к щекам. Господи, Нурико же слышал все, о чем я говорила! Возмущенный взгляд Тамахоме я просто проигнорировала.
- Тамахоме. Нурико. Что вы здесь делаете? – строго спросил Хотохори, убирая меч в ножны.
- Мы пришли за Миакой, – отведя от меня взгляд, ответил Тамахоме.
- Я дал вам особое право посещать мои покои, и надеюсь, что впредь вы не будете им злоупотреблять.
- Да, простите. – Парочка смущенно потупилась.
- Хотохори, – я окликнула Императора. – Я пойду. Мне уже давно пора вернуться в свою комнату. Спокойной ночи.
Я хотела уйти, но меня схватили за руку, удерживая.
- Миака. Постой. – Голос Хотохори был серьезным. – Все, что я тебе сказал, правда. И после того, как появится Сузаку и все будет закончено, я сделаю тебя своей Императрицей.
Что?! Неужели он не слышал ни слова из того, что я ему говорила?
- Не можешь же ты…
- Разумеется, я не стану тебя принуждать. – Развеял мои опасения Хотохори. – Я сделаю так, что ты сама меня полюбишь. И, да, ты можешь остаться здесь.
Хотохори вышел из комнаты, а следом за ним и Нурико с Тамахоме.
Я же ничком повалилась на кровать. И всю ночь проворочалась не в силах выбросить из головы презрительный взгляд Тамахоме…

***

На следующее утро я встала с гудящей головой. Так ничего не решив, выползла из своей комнаты. Погода была под стать моему настроению – такая же хмурая. Кажется, сегодня будет дождь.
Потирая глаза, я брела по коридорам, ничего не замечая на своем пути. Неудивительно, что, в конце концов, я в кого-то врезалась.
- Ой. Простите, пожалуйста! – потирая ушибленный нос, я подняла глаза и столкнулась с холодным взглядом Тамахоме.
«Мамочки! Сейчас убивать будут!» - пронеслось в моей голове.
- Смотри, куда идешь. – Коротко бросил он и, обойдя меня, двинулся дальше. – Лгунья.
На меня словно ушат ледяной воды вылили. Значит, он, и правда все слышал…
- Тамахоме! – обернувшись, отчаянно крикнула я.
- Чего тебе, лгунья? – выплюнул Тамахоме через плечо.
- Я не лгала тебе!
- Да ну? – повернувшись, Тамахоме навис надо мной. Яда в голосе парня хватило бы и на десяток ядовитых змей. – И что это тогда было? Вчера в покоях Его Величества. «Я люблю парня. Он самый лучший!» - Кривляясь, передразнил Тамахоме. – Зачем ты врала мне, Миака? Зачем говорила, что любишь…
Тамахоме замолк, посмотрев на что-то за моей спиной. Потом отвернулся.
- Впрочем, не важно. Мне пора.
- Постой! Куда ты?
- Какое тебе-то дело? – Тамахоме замолчал, а потом с неохотой ответил. – В город. Мне надо работать. Я приехал из деревни на заработки, а в последние дни сижу без дела.
- Я с тобой!
- Не стоит, – холодно отрезал парень. – Только мешать мне будешь. И вообще, ты вроде хотела с Нурико подружиться. – Он усмехнулся. – Да и остальных Хранителей не помешало бы найти.
- Но я… - Я была готова заплакать от отчаяния. За один вечер лишиться друга… Хуже не придумаешь!
Тамахоме же, не слушая меня, пошел дальше.
- Миака!! – раздался рык.
Я медленно обернулась. За моей спиной, пылая праведным гневом, стояла Нурико.
- Нурико?!
«Так вот, почему замолчал Тамахоме!» - дошло до меня.
- Это называется «между мной и Хотохори ничего нет»?! Я тебе этого никогда не прощу! – прорычала Нурико и, проскочив мимо меня, кинулась к Тамахоме. – Тама-тян, подожди, я с тобой!
«Вот и подружилась со всеми…» - Удрученно подумала я, глядя вслед удаляющейся парочке. – «Того гляди, всех от себя отпугну...»
Поняв, что скоро совсем скачусь в депрессию, я тряхнула головой.
«Нет. Нельзя так думать! Я должна пойти за ними! Все равно поблизости нет ни одного из оставшихся четверых!»
Решительно кивнув самой себе, я убежала на поиски какой-нибудь накидки. Может хоть так они не обнаружат меня сразу…

***

Закутавшись в белую накидку, я пробиралась сквозь толпу вслед за Тамахоме и Нурико. Хмурясь, я подбирала полы накидки, слишком длинной для меня, и пыталась не потерять парочку Хранителей из виду.
Вскоре мы добрались до центральной площади, вокруг которой сгрудились торговцы, и горожан было намного больше.
Тамахоме, взобравшись на возвышение начал громко зазывать народ. О чем он говорил, мне разобрать не удалось – из-за шума толпы его голос был едва слышен. Зато я прекрасно услышала, когда кто-то из особо ворчливых горожан начал обвинять Тамахоме в нечестности.
Не помня себя от злости, я скинула накидку и набросилась на обидчика. Пылая жаждой мщения, я не сразу сообразила, что выдала себя. Осознание пришло, когда толпа на площади подняла шум, сообразив, кто перед ней. Тамахоме, хоть по-прежнему злился на меня, и тут увидал заработок, как-то неожиданно заделавшись моим продюсером.
Толпа навалилась на нас со всех сторон, и мы едва смогли выбраться незамеченными между ног разбушевавшихся от радости людей.
Скрывшись в проулке между домами, мы пытались отдышаться.
- Ты в порядке? – привалившись к стене и тяжело дыша, спросил Тамахоме.
- Д-Да… Спасибо… - Упершись руками о колени, я старалась выровнять дыхание.
- Вот глупая! Зачем ты это сделала? Специально же переоделась!
- Но ведь… - Я вскинула голову. – Ты ведь мой друг! А они назвали тебя лгуном! Как я могла это просто так оставить?!
Мой упрямый взгляд уверенно встретился с пораженным взглядом Тамахоме.
Да, все правильно. Пусть сейчас я не могу рассказать ему всей правды, я никогда не солгу.
«Слышишь, Тамахоме?! Я никогда не солгу тебе!!» - я отчаянно закричала про себя. Но лицо мое даже не дрогнуло. Может, разве что, в глазах отразилось что-то. Потому, что Тамахоме вдруг вздрогнул и отвел взгляд.
- Мы вам не помешаем? - раздалось откуда-то сбоку. – Дело к тебе небольшое есть, парень.
Оглядевшись, мы поняли, что нас окружили люди.
- Что вам надо? – спокойно спросил Тамахоме, подходя ко мне и становясь рядом.
- Если хочешь работать здесь, надо платить нам, – заявил один из них.
- У меня денег нет.
- Тогда…
Что хотели сказать те люди я так и не услышала. Меня вдруг дернуло в сторону, и я оказалась в чьем-то крепком захвате.
- Ой, какая симпатичная девчонка! – раздался над ухом противный голос.
- Ш-Шеф!
- Эй, отпусти её! – закричал Тамахоме. Тут же у моего горла появился нож.
- Следи за языком, мальчишка, – хлестко посоветовали ему. – Мы контролируем этот район. Но можем легко сделать так, чтобы ты никогда не смог торговать во всем городе.
- Эй, если вы так сделаете, то очень сильно пожалеете! – воскликнула я.
- Шеф, эта девчонка, говорят, Жрица Сузаку! – вклинился один из окруживших нас мужчин.
- О! Ничего себе! – поразился «шеф» - Ладно, приятель, давай решим наше дело так… Раз ты торговец, значит, хочешь заработать. Я тоже торговец. И я за то, чтобы торговля шла честно. Продай мне эту девчонку! Тридцать золотых! По рукам?
- Знаешь, ты, конечно, дело говоришь. Да я и сам не прочь избавиться от этой лицемерки, но… - Тамахоме сжал кулаки. – Ты что, смеешься? Это слишком дешево!
«Тамахоме!»
У меня душа ухнула куда-то в пятки, а Тамахоме тем временем продолжал увлеченно торговаться. И, кажется, в этот раз он был серьезен.
«Неужели, я тебе настолько противна, Тамахоме? Тамахоме…»
Меня начинало трясти от переполнявших чувств. Боль и злость смешались в одно. Как вдруг… Я поймала взгляд Тамахоме.
«Ну же, Миака! Разозлись и вмажь ему как следует! Ты же можешь, я знаю! Скорее!»
«Ч-Что..? Что это было?»
В том, что я сейчас слышала Тамахоме, никаких сомнений не было. Но его губы не двигались… Это была его мысль?! Но как?!
Времени размышлять не было. Решив оставить эту загадку на потом, я позволила злости вырваться наружу. Ударив со всей силы в солнечное сплетение державшего меня мужчины, я вывернулась из его рук, и с разворота впечатала в стену.
Тамахоме тем временем разбирался с остальными. Перехватив одного из нападающих, доставших нож, я вырубила его ударом по шее. Драка закончилась, толком не успев начаться…
- Есть вещи, которые не продаются ни за какие деньги. – Презрительно бросил Тамахоме, вытирая с пораненной щеки кровь. Кто-то из противников видимо умудрился его достать.
- Ладно, идем домой, Миака.
- Тамахоме, – отряхнув руки, я повернулась к парню. В небе над нами громыхнул гром. – Спасибо.
Я чувствовала себя ужасно разбитой. Как? Ну, как я могла не заметить того человека?! Почему ему так легко удалось застать меня врасплох?!
- Не стоит, – Тамахоме отвернулся. – В конце концов, это был мой долг, защищать тебя.
- Долг? Только долг? – с трудом проговорила я. - Разве мы не друзья?
- Друзья? Не думаю. Я с тобой только потому, что ты Жрица Сузаку. Не более. Пойдем. Его Величество волноваться будет.
Дождь полился с небес сплошным потоком. Меня окутал холод и, внезапно стало трудно дышать.
- Та… Тамахоме… - Я протянула руку к парню, что был сейчас так близко и одновременно далеко от меня. – Тама…
Я рухнула на каменные плиты, не в силах пошевелиться. Но прежде, чем меня поглотила темнота, услышала отчаянно-испуганный крик.
- Миака!!


- Миака? Да, нашлась. Наш старший брат прилетает, а Миака узнала об этом раньше всех и помчалась его встречать. Даже не сообщила никому, представляешь? – Кеске разговаривал по телефону с Тецуей, и одним глазом косился в книгу. Дела у младшей сестренки шли неважно: «Занедужила Жрица Сузаку, благородная Миака. Слегла она в постель с тяжелою болезнью. Призвал на помощь император лучшего лекаря своего, дабы исцелить возлюбленную жрицу...»
- Что? Вы хотите приехать? Да нет, все нормально. Все равно с его графиком семейные посиделки состоятся только ближе к ночи. Так что можете смело приезжать! Отлично, жду!
Повесив трубку, Кеске вздохнул. Врать другу ой как не хотелось, но нужно было как-то выкручиваться. И ведь еще предстояло объяснять ему, зачем все это понадобилось. Более подробно, чем то, что он наспех скормил другу, подговаривая помочь с Юи. Хорошо хоть, Миака позволила рассказать Тецуе правду, и ему не придется мучиться угрызениями совести.
- Кто звонил? – за спиной Кеске бесшумно появилась мать, заставив сына испуганно подскочить.
- Тецуя. – Переведя дыхание, ответил Кеске. – Они с Юи через час будут у нас.
- Через час? – женщина нахмурилась. – Думаешь, Миаке этого времени хватит?
- Думаю, да. – Поспешил успокоить мать Кеске. – Помнишь, она говорила, что два часа в нашем мире равнялись трем месяцам в том? Не думаю, что путешествие к Тайцкун займет у них больше двух-трех недель.
- Хммм… Надеюсь, ты прав. В крайнем случае, мы всегда можем что-нибудь придумать, чтобы задержать наших гостей…

***

Тецуя повесил трубку и обернулся к своей спутнице.
- Ну как? – спросила Юи.
- Нашлась Миака. Оказывается, ее брат возвращается сегодня в Японию. И она, никого не предупредив, рванула его встречать. Вот дуреха. Совсем ни о чем не думает. Семья с друзьями с ног сбились, а она… - Тецуя покачал головой. – Сейчас мы поедем к ним и… Юи-кун, ты в порядке?
Девушка тяжело дышала и была бледна.
- Д-Да… Голова немного кружится. Ничего серьезного.
- Ты уверена? Может, все-таки, домой поедешь? – обеспокоенно наклонился к ней Тецуя.
- Ну, уж нет! – Юи сердито выпрямилась. – Я столько нервов за эти часы угробила, что она должна мне, как минимум, одно объяснение! И я не поеду домой, пока не получу его!


А в это время в Императорском дворце…

В своей комнате на кровати лежала бледная измученная девушка. Ее дыхание было тяжелым и прерывистым. На лице застыла гримаса боли.
Рядом с ней сидел Император, обеспокоенный состоянием возлюбленной. У изголовья пытался облегчить страдания девушки придворный лекарь.
Двое Хранителей, как и служанки, стояли поодаль, не в силах ничем помочь и просто тихо переживая.
- Миака… Как она мучается! – убивался Хотохори, вынужденный наблюдать страдания любимой и бессильный помочь ей хоть чем-то.
- Простите, я не уследил… - Покаялся Тамахоме.
Хотохори резко развернулся к нему.
- Тамахоме! Что произошло в городе? Если здесь есть твоя вина, даже тебе не уйти от наказания! – набросился он на парня.
«Разве мы не друзья?» - пронесся в голове Тамахоме тихий девичий голос.
«Друзья? Не думаю» - и его холодный ответ.
- К нам пристали какие-то хулиганы, и я помог ей выбраться… Больше ничего…
«Я с тобой только потому, что ты Жрица Сузаку. Не более…»
Хотохори явно не поверил, но взяться за Первого Хранителя основательней ему помешал придворный лекарь, закончивший осмотр жрицы.
- Ваше Величество, результаты осмотра показали, что жрица обессилена. Она и физически, и психически истощена, видимо, вследствие сильнейшего стресса и переутомления. Очевидно, началось это не сегодня… Физическое ее состояние еще более-менее, но душевное…
- Ты хочешь сказать, что это не излечивается? – спросил бледнеющий на глазах Хотохори. – Так что же нам…
- ру…
Все взгляды устремились на девушку, которая шептала в полубреду:
- Братик…. Аю… ру… Ко… то-чан… Сюн… чан…
- Миака… - Потрясенно прошептал Тамахоме. – Так ты хочешь…
- …вернуться в свой мир? – закончил Хотохори. Посмотрев несколько секунд на лицо девушки, он резко поднялся. – Тамахоме, Нурико, за мной. Нужно поговорить.
Хранители беспрекословно подчинились и вышли вслед за Императором.

***

Чуть позже, в кабинете Сайхитея состоялся совет.
Император сидел за своим столом, обессиленно опустив голову на руки.
- Что же нам делать? Если все оставить как есть, Миаке будет только хуже.
- По мне, так лучше отправить ее в ее мир, – хмыкнула Нурико.
- Думаешь, поможет? – скептически поинтересовался Тамахоме.
Нурико сделала страшные глаза и погрозила ему кулаком. Видимо не забыла, как ее бросили одну в толпе. И в будущем Первого Хранителя ожидали разной степени тяжести пакости.
- Должно помочь, – Хотохори выпрямился в кресле, и Нурико тут же приняла ангельский вид. Разве что крыльев с нимбом не хватало. – Но как нам найти туда путь?
Хотохори задумался. Его взгляд бесцельно блуждающий по кабинету вдруг упал на алый свиток.
- Тайцкун… - Пробормотал он. Потом его взгляд прояснился и он воскликнул. – Ну, конечно! Тайцкун, даровавший нам «Вселенную Четырех Богов». Наверняка он знает, как вернуть Миаку в ее мир!
Лица остальных Хранителей просветлели. Дело сдвинулось с мертвой точки. Осталось лишь найти Тайцкун…


Трудный путь сердца.

Не помню, когда последний раз я чувствовала себя настолько ужасно. Все тело ломило. Голова гудела, а веки словно свинцом налились. Меня бил озноб и мысли упорно разбегались. С огромным трудом разлепив глаза, я перевернулась на бок и, закутавшись в одеяло по уши, попыталась вспомнить, что со мной произошло. Спустя несколько минут память соизволила просветить меня на это счет, подкинув сцену из разговора с Тамахоме.
- Вот значит как, – прошептала я, сворачиваясь под одеялом. Словно это могло прогнать боль, пришедшую в мое сердце вместе с воспоминаниями.
«Теперь… Он и правда ненавидит меня. Даже хуже. Презирает…»
Прижавшись щекой к одеялу, я заметила краем глаза вошедшего в комнату Хотохори, и поспешно вытерла навернувшиеся на глаза слезы.
- Хотохори. – Я приподнялась было на постели, но закружившаяся голова заставила меня опуститься обратно.
- Как ты? – обеспокоенно поинтересовался Хотохори, увидев, как я поморщилась.
- Все в порядке, – попыталась я успокоить Императора. – Просто немного устала. Отдохну чуток - и все пройдет.
- Миака, – судя по укоризненному взгляду, мне не поверили. Хотохори подошел и присел рядом со мной на краешек постели. – Лекарь сказал, твое состояние оставляет желать лучшего. Ты сильно утомилась. Прости, я должен был присматривать за тобой. Если бы я только раньше заметил…
- Хотохори, – я положила свою ладонь поверх его руки. – Все в порядке. Правда. Просто слишком много произошло за последние несколько дней. Не беспокойся и не вини себя. Мне просто нужно немного отдохнуть.
- Ты уверена? Мы думаем, что тебе нужно вернуться ненадолго домой. Возможно, так ты быстрей поправишься.
- Мы?
- Я, Тамахоме и Нурико. – Перечислил Хотохори. – Да и лекарь, осматривавший тебя, сказал, что это было бы лучшим вариантом. Поэтому, мы стали искать способ вернуть тебя домой. И нашли. Мы отправимся к Тайцкун. На гору Тайкиоку, куда могут взойти лишь Жрица и Хранители Сузаку и только своими силами. Это далековато, и мы с Тамахоме и Нурико проводим тебя туда.
- Но ведь я нужна твоей стране, – попыталась возразить я. – Разве нам не нужно поскорее найти остальных?
- Это подождет. Твое здоровье важнее. Но прошу, пообещай мне кое-что.
- Я обязательно вернусь, Хотохори. – Я приподнялась на локтях и тепло улыбнулась. - Ради вас и ради этой страны… Я обещаю.
- Спасибо.
Хотохори резко подался вперед и обнял меня.
- Спасибо, что защищаешь нашу страну, Миака. И прости, что взвалил на тебя такую ношу.
- Ничего, Хотохори. Я справлюсь, – я почувствовала, что голова снова начала кружиться и положила голову на плечо Хотохори. – Когда мы отправимся?
- Мне нужно уладить еще несколько дел прежде, чем мы уедем из дворца. Это займет какое-то время. Возможно несколько дней, – с сожалением проговорил юноша. В его голосе было слышно невысказанное вслух извинение.
- Ладно. Будем надеяться, что к тому моменту мне станет легче…

***

Отправиться в путь мы смогли только спустя три дня. За это время мне и правда стало легче, и я уже могла самостоятельно стоять на ногах без риска моментально свалиться, оставшись без поддержки. Еще во время разговора с Хотохори я решила, что это путешествие будет очень трудным. И предчувствие не обмануло меня.
Во время сборов я ощущала на себе тяжелый взгляд Тамахоме, но стоило мне повернуться, как он тут же отводил глаза. Да и сама я не могла смотреть на него. Горькое чувство прочно поселилось в моей душе….
И, кажется, мы изрядно взбесили пристально наблюдающую за нами Нурико…
Начало пути прошло в давящем молчании. А когда на землю опустилась ночь, нам пришлось сделать привал.

***

- Заночуем здесь, – объявил Хотохори, спешиваясь на небольшой полянке в лесу. – А завтра утром отправимся дальше.
Он помог мне слезть с коня, и я потянулась, с хрустом разминая затекшие конечности. И тут же покачнулась, но на ногах устояла. Голова начала кружиться, внезапно стало душно. Кажется, температура возвращалась.
Привязав поводья лошадей к веткам, чтобы животные не разбрелись по лесу. Мы стали устраиваться на ночлег.
Похоже, мои спутники впервые путешествуют по лесу – улеглись спать, даже не выставив охраны. Но мне это было только на руку.
Дождавшись, пока все уснут, я отползла на коленях в сторону и прислонилась лбом к прохладной коре одного из деревьев. Крепко зажмурилась, ожидая, когда перед глазами перестанет двоиться.
Внезапно над моим ухом раздался тихий голос:
- Миака.
Приоткрыв глаза, посмотрела через плечо. В шаге от меня, склонившись, стояла Нурико. На лице ее было написано сочувствие.
- Тебе плохо, да? Я слышала, тут неподалеку источник есть. Говорят, он обладает целебной силой.
- Источник?
- Да. Может, если ты искупаешься в нем, тебе станет легче?
- И правда. Такой источник очень помог бы.
- Он должен быть в той стороне. – Девушка указала на едва заметную тропинку, петляющую меж деревьев. Странно, но раньше я ее здесь не видела…
- Спасибо, Нурико! – я благодарно взглянула на Хранительницу. Потом попыталась встать и, покачнувшись, оперлась о дерево. – Прости, что прошу тебя, но не могла бы ты мне помочь? Боюсь, сама я не смогу добраться туда. Заодно, посмотришь, чтобы туда не пришел кто-нибудь из парней.
Я кивнула в сторону спящих Тамахоме и Хотохори.
- Х-Хорошо, но..
Вцепившись в руку Нурико, я потащила ее в указанную сторону, не слушая слабые протесты. Попытки вырвать руку тоже ни к чему не привели – даже сраженная болезнью, я не утратила своей силы. Но долго идти таким образом у нас не получилось – сопротивляющаяся Нурико не заметила в темноте коряги, коих здесь было немеряно. Споткнувшись, она полетела вперед, на меня, и рухнула на землю, увлекая меня за собой.
Отплевываясь от поднятой при падении пыли, мы пытались подняться на ноги. Ну, или, хотя бы, отползти друг от друга. Открыв зажмуренные при падении глаза, я первым делом посмотрела на Нурико. И вовремя – Нурико, похоже, сама еще не поняла этого, но я тянула ее за рукав и при падении ворот распахнулся. Благодаря этому сейчас я лицезрела перед собой совершенно определенно… мужскую грудь.
Нурико же, посмотрев на мое ошарашенное выражение лица, проследила направление моего взгляда. Поняв, на что я смотрю, сдавленно охнула и отшатнулась в сторону, запахивая ворот.
Медленно я перевела взгляд на лицо Нурико. Тому хватило совести слегка смутиться и отвести взгляд.
- Ты мужчина. – Тихо и спокойно сказала я.
- Ну, мужчина. И что дальше? – угрюмо отозвался Нурико, стискивая ткань платья так, что пальцы побелели.
- И любишь Хотохори?
- Люблю. Во имя любви я отказалась от своего мужского начала.
- Тамахоме будет в шоке, – поднимаясь, пробурчала я так, чтобы услышал Нурико. Оттряхнула юбку и, затем, подала руку Нурико. Хранитель перевел удивленный взгляд с нее на меня. Я ответила легкой улыбкой. – Пойдем, ты ведь обещала показать мне источник. И, да, остальным я ничего не скажу. Идет?
- Странная ты, – заключил Нурико, принимая мою руку.
- Ты тоже, – фыркнула я, мысленно ликуя. Кажется, все не так плохо, как я думала раньше….

***

- И все-таки, ты странная… - Задумчиво повторил Нурико, сидевший на большом камне спиной к источнику, пока я отмокала в воде.
- Почему же? – я легла на воду, чувствуя, как боль и слабость начинают отступать. Источник и правда, помог.
- Ну, как же. Во-первых, слишком легко отреагировала на меня, точнее на то, что я мужчина. Во-вторых, даже зная правду, все равно притащила сюда. Ты не боишься?
- Неа. Я сильная. Чего мне бояться? А с тобой я вообще чувствую себя в безопасности. А что касается первого вопроса… - Я нежно улыбнулась, глядя на первые появившиеся звезды. – Для меня такое не в новинку.
- Такое? – судя по голосу, Нурико немного повернул голову.
- Угу. У меня был друг. Он был очень красивый и женственный. И с самого детства носил женскую одежду. Кажется из-за его младшей сестры. Одевался, как девушка, красился. Говорил, как девушка, а потом… Однажды он встретил прекрасного юношу на несколько лет старше его и влюбился. А я наблюдала, старалась помочь. Переживала… Вот только однажды поняла, что влюбилась. В него. В лучшего друга! В парня, который и не посмотрел бы на меня, как на девушку! Но, знаешь… я… слишком поздно это поняла…
- Почему? – глухим голосом поинтересовался Нурико.
- Он умер.
Сказала, как отрезала. Но как-то слишком легко. Сердце почему-то больше не ныло. Словно не было ни бессонных ночей, ни слез в подушку, ни рвущегося на куски кровоточащего сердца… Ничего…
- Точнее, его убили.
С тихим плеском я резко ушла с головой под воду, подождала несколько секунд и вынырнула. Стоявшее перед глазами воспоминание об окровавленном теле исчезло.
Со стороны камня послышался всхлип. Я выпрямилась.
- Эй, Нурико, ты чего? Ты плачешь?
- Тебе показалось.
Еще всхлип.
«Ну да, конечно! Показалось мне, как же…»
Подплыв к камню, на котором сидел Нурико, я подтянулась и села, едва касаясь его.
Один взгляд на вздрагивающие плечи подтвердил мои подозрения – парень действительно плакал. Очень тихо, украдкой вытирая слезы белым платочком.
Посмотрев на луну, ярким пятном отражавшуюся в озере, я сказала задумчиво тихо:
- В тот день он защищал меня. Он погиб, спасая меня от моего врага. Знаешь… Это ведь моя вина. Если бы я только была умнее… Я бы не отпустила его одного в те проклятые горы и он бы не погиб. Он…. всегда был со мной. И останется навсегда в моем сердце. Не плачь, Нурико. Ты же все-таки мужчина…
Нурико затих, прислушиваясь. А я, притянув колено к груди, смотрела на луну, сквозь навернувшиеся слезы. И едва почувствовала, что мою руку, опиравшуюся о камень, накрыла теплая, чуть влажная от слез, ладонь Нурико….

***

Утро, по моему мнению, наступило слишком быстро. После ночных купаний, мы вернулись к мирно спящим парням и отключились, едва упав.
А утром нас разбудил хмурый и задумчивый Хотохори. Его явно что-то тревожило. Переглянувшись с Нурико, к которому подкатилась во сне под бочок, я решила выяснить это при первой же подвернувшейся возможности. Которая не преминула подвернуться почти сразу, как мы вышли из леса. Точнее через несколько часов после пробуждения.
Лесная полоса заканчивалась, и начиналось поле. А за ним, отделенное от поля рекой, стояла деревня. Там мы снова сделали небольшую остановку…
- Уф, я так устала, что даже аппетита нет… - Я положила голову на стол. Есть хотелось, но сама мысль о том, чтобы что-нибудь запихнуть в себя казалась мне сейчас слишком ужасной.
Тамахоме, сидевший рядом со мной лишь хмыкнул на это и ушел расплачиваться за обед.
- А где Хотохори? – спросила я у Нурико.
- Действительно… - Нурико покрутил головой в поисках предмета своего обожания.
- Пойду, поищу. – Поднявшись, я отправилась на поиски Второго Хранителя.
Хотохори обнаружился за пределами деревни на вершине холма.
- Что ты здесь делаешь? – я тихо подошла к Хранителю.
Хотохори не отрываясь, продолжал скользить взглядом по кронам деревьев.
- Просто любуюсь пейзажем. Во дворце мне это не часто удается.
- Да… Здесь красиво. – Я окинула взглядом открывающийся вид. Потом перевела взгляд на Хотохори. – Что с тобой? Ты хмуришься все утро. Это на тебя совсем не похоже.
- Ничего. Просто вспомнил кое-что не очень веселое. Ты беспокоилась?
- Конечно, – Я подняла взгляд к небу. – Ты же мой друг. Как и Нурико, и…
Я замолчала, не в силах закончить.
- Вы с ним поссорились? – внезапно поинтересовался Хотохори. Уточнять, о ком он говорил, нужды не было. И так все ясно.
- Это так заметно? – я горько усмехнулась.
- Очень. Ты сама не своя с того дня, когда отправилась с ним в город. Меня это беспокоит. Что у вас тогда произошло?
- Просто маленькое недопонимание. Ничего больше. Это не стоит твоего беспокойства. Лучше просто отдыхай, пока у тебя есть такая возможность вдали от дворца и его проблем.
Ответить Хотохори не дали, появившиеся на окраине деревни, Тамахоме и Нурико с лошадьми.
Нам снова предстоял переход через лес.

***

Туман окутал лес практически незаметно. Сначала едва видный, он становился все плотнее. Мы с Тамахоме отбились от остальных и теперь пытались вернуться обратно, что было не так-то просто. Друг с другом мы по-прежнему не разговаривали. Я, потому, что осматривала лес на предмет опасности, а Тамахоме, видимо, был до сих пор зол на меня.
Предчувствие какой-то глобальной подлянки от этого леса никак не желало покидать меня. И не напрасно: оглянувшись в очередной раз посмотреть на притихшего Тамахоме, я попросту его не обнаружила.
«Замечательно» - я в сердцах пнула ни в чем не повинный камешек. – «Что дальше?»
А дальше случилось то, что я ожидала услышать в последнюю очередь в этом странном лесу.
Звуки флейты…
Той самой флейты, которую Аюру подарил на десятилетие Котоку. Ее невозможно было спутать с чем-либо другим, как и любимую мелодию Котоку, и я, забыв обо всем на свете, кинулась сломя голову на звук.
Вдруг воспоминание тревожным колокольчиком перебило прекрасный мотив. «Ловушка!» - кричало сознание, но сделать я уже ничего не успела. Один шаг – и я в мрачном помещении. Позади непробиваемое стекло, а впереди… Прямо передо мной стояла моя точная копия. Ну… почти точная.
Зеркальная Миака была… Она словно явилась ко мне из прошлого. Точная копия меня, какой я была больше ста лет назад, начиная от прически и заканчивая взглядом.
- Кто ты такая? – грозно спросила я у девушки.
- Как кто? – спросила Отражение. – Я – это ты. Ты – это я. Хотя… Я – это я? А ты - это ты? Или я? А-а, я запуталась!!
Отражение схватилась за голову и опустилась на пол. Я в недоумении смотрела на нее, пока она пыталась понять кто из нас кто.
- Миака! – разрушил тишину знакомый голос извне.
Обернувшись к стеклу, я увидела ищущего меня Тамахоме.
- Тамахоме! – воскликнули мы с Отражением одновременно. Я удивленно, она радостно.
- Тамахоме! – она бросилась к стеклу, но я схватила ее за руку, удерживая.
- А ну, стой! Кто сказал, что я тебя пущу туда? – грозно нависла я над Зеркальной.
- Пусти меня! Тамахоме!! – отражение захныкала и стала громко звать Первого Хранителя. А потом укусила за руку, прокусив кожу. Кровь закапала на пол и всего на секунду я выпустила ее руку. Но, к сожалению, Зеркальная не стала мешкать и тут же шмыгнула за стекло. Я же предсказуемо врезалась в преграду.
- Ч-Черт!
Я в раздражении врезала кулаком по стеклу. То осталось глухо к моему раздражению.
Я знала, что есть способ выбраться из зеркала и уничтожить Отражение, но для этого она должна потерять бдительность. За время ученичества я изучила несколько способов борьбы с Отражениями душ без нанесения вреда Отраженному. Но ни один из них не подходил мне сейчас - светиться было категорически нельзя. Поэтому оставался лишь один способ – ранить себя.
Отвернувшись от стекла, я стала искать любой подходящий мне предмет из той кучи хлама, что окружала меня.
За зеркалом, в лесу, тем временем разворачивалась то ли драма, то ли комедия…
- Тамахоме! Я так скучала! – Зеркальная повисла на обалдевшем Хранителе, начисто игнорируя остальных.
Тамахоме, надо отдать ему должное, быстро оправился от шока и теперь пытался отцепить от себя девчонку.
- Что это значит, Миака? – холодно спросил он.
«Ух, сколько льда! Антарктида отдыхает!» - мысленно восхитилась я, продолжая поиски. Некоторые предметы я брала в руки, но почти сразу ставила обратно.
- Как это «что»? Я так испугалась, когда потеряла тебя, любимый! Неужели ты ни капельки не волновался? – в голосе Зеркальной сквозила обида.
- Я думал, твое внимание принадлежит другому? – пытался отодвинуться Тамахоме. Я восхитилась. Даже злясь на меня, он не сказал ничего с присущей ему прямотой, сохранил доверенный ему секрет.
- Какому другому? Нет никого другого, милый! Да и из кого мне выбирать, кроме тебя? – с искренним недоумением спросила Отражение.
- Ну, - Тамахоме сделал вид, что задумался. – К примеру, Его Величество. Или… Нурико.
Последнее имя Тамахоме выделил особенно. Но Зеркальная либо не заметила намека, либо предпочла его проигнорировать.
- Хотохори, конечно, еще можно рассматривать как вариант, но Нурико? Милый, неужели ты думаешь, что я могу полюбить парня, который любит другого парня?
Немая сцена.
- П-Парень?
- Быть не может!
Хотохори и Тамахоме обернулись на бледнеющего на глазах Третьего Хранителя.
- Вот паразитка! – услышав, что выкинула моя Зеркальная, я выронила из руки кинжал. Потом опомнилась и, скрипя зубами, подняла и положила обратно. К сожалению, кинжал оказался тупым…
Нурико тем временем успел убежать, разнеся по пути пару десятков деревьев, имевших несчастье вырасти на его пути.
- Парень? Поверить не могу, – покачал головой Хотохори.
- Тамахоме, – потребовала внимания к себе Зеркальная. – Уже столько времени прошло. Ты же любишь меня, правда? Поцелуй меня скорее.
Отражение встала на цыпочки и потянулась к губам Тамахоме. Тот же словно под гипнозом начал наклоняться к ней.
Прилипнув к стеклу, я во все глаза смотрела на них в ужасе, не в силах помешать. Но, в тот момент, когда я приготовилась к худшему, Зеркальная вдруг отшатнулась от Тамахоме. Точнее, как поняла я, приглядевшись, ее просто нагло оторвали от парня. Причем сделал это сам Хранитель, чья рука сжимала горло Зеркальной, взиравшей на него с ужасом в глазах.
- Что? Тамахоме, почему?
- Кто ты такая? – знак на лбу Тамахоме загорелся. Алые всполохи, словно ток проскакивали в волосах.
- Я? Я – Миака! – растерялась Зеркальная. – Тамахоме…
- Ты кто угодно, но не Миака. – Отрезал Тамахоме и предупредил подошедшего Хотохори. – Будьте осторожны, Ваше Величество.
- Я – Миака! – по щекам Отражения покатились слезы. - Поверь мне, Тамахоме! Поверь!
Я – Миака. Я – Миака…
Голос Зеркальной опустился до шепота, а потом резко подскочил вверх:
-Я – Миака!!
Тамахоме и Хотохори смело волной чистой, необузданной магии. В этот же момент я нашла достаточно острый кинжал и, не колеблясь ни мгновения, пронзила им свою грудь….
Последним, что я услышала, перед тем как все вокруг погрузилось во тьму, был шепот Зеркальной раздавшийся в моей голове:
«Я – Миака… Я существую…»


Тем временем в квартире, где проживала семья Юуки, Кеске нервно ходил по комнате. Уже довольно долгое время он не мог усидеть на одном месте.
Кеске бродил по гостиной, на автомате огибая мебель. Постоянно смотрел на часы. Садился на диван и сверлил взглядом, лежащую на кофейном столике, раскрытую книгу. Потом снова вскакивал и ходил по комнате. Один раз даже начал грызть ноготь от нервов, но получив подзатыльник от заглянувшей в гостиную матери, благоразумно оставил ногти в покое. Злить мать ему не хотелось. Та и так пребывала в состоянии глухого раздражения с того самого момента, как узнала об опасностях с которыми пришлось столкнуться ее обожаемой дочурке. И не важно, что ее дочурка одним ударом могла разнести бетонную стену на маленькие кусочки. Мать всегда остается матерью. И их мама хлопотала вокруг своих детей даже, когда они просто сбивали коленки или получали другие легкие ссадины. В этом случае, от пластыря на ссадину и чашки горячего чая с печеньем не удавалось отвертеться никому. Ни Аюру, ни Миаке. Что уж тут говорить о Кеске или близнецах, которых счастливая мама баловала немеряно. И такое отношение к своим детям было одной из тех черт, которые они очень любили в своей матери. Она могла успокоить их всего парой слов и своим присутствием. Вернуть им уверенность в себе. Она обожала своих детей и не стеснялась показывать это. И они отвечали ей взаимностью, делая все, чтобы она могла ими гордиться.
И сейчас, заметив с каким беспокойством их мать смотрит на книгу, Кеске ясно, как никогда, представлял, что ждет его сестренку по возвращении.
«К слову о возвращении…» - Кеске отвлекся от мыслей, в которых потрепанную и раненую Миаку душила в радостных объятиях собственная мать. Картина выходила на редкость жестокая. – «Она уже должна была вернуться…»
Отвернувшись от окна, у которого затормозил, потерявшись в мыслях, Кеске вернулся к дивану и заглянул в книгу.
Книга, как и несколькими минутами ранее, показывала всем пресловутую «фигу». По непонятным Кеске причинам, вполне читабельный текст внезапно стал расплываться, словно его рассматривали сквозь запотевшее стекло.
- Или сквозь туман… - Высказал Кеске вслух пришедшую в голову мысль, прочитав последние понятные строки. – Весьма странный и непонятный туман…
Кеске очень тревожило то, что он не мог разобрать и строчки с того момента, как его сестренка вошла в лес окутанный туманом. До этого момента все, ну почти все, было хорошо.
И Кеске, осведомленный о сердечных привязанностях младшей сестры, был безмерно счастлив, узнав, что она смогла поладить с Третьим Хранителем. И хотя ее разговор с Нурико о ее погибшем возлюбленном вызвал у Кеске грустную улыбку, он заметил, что в словах Миаки больше не было беспросветной тоски. Той самой, что он слышал в ее голосе во время редких ночных посиделок, когда она не спала по ночам и, сидя на подоконнике в гостиной, смотрела на луну.
В такие ночи он всегда просыпался резко, словно от толчка, и тихо выходил из комнаты. Садился рядом с ней и молчал, пока она глядя на луну тихо говорила. Он никогда не перебивал ее, просто слушал, сжимая ее ладонь. Знал, что ей надо выговориться. За несколько часов до рассвета, она замолкала и, молча обняв напоследок, бесшумно исчезала в темном коридоре. А утром снова улыбалась. Словно не она ночью сильно, до боли, сжимала его ладонь. Словно не ее глаза блестели от непролитых слез. Словно не было той тоски в ее голосе, от которой ему самому хотелось выть.
Но он молчал. Молчала и она. Только взглядами одаривала благодарными. И смеялась так легко и беззаботно, так заразительно, что он прятал мысли о тех ночах, как можно дальше. Если ей это нужно, решил Кеске, он будет рядом, пусть молчаливой, но поддержкой. Он же обещал.
Со временем такие посиделки стали случаться все реже и реже. Но все чаще Кеске стал ловить ее предвкушающие взгляды, обращенные на календарь. Миаке не терпелось уйти в другой мир к своим друзьям, и Кеске не мог осуждать ее за это.
Но волнение все равно никуда не исчезало. А сейчас и вовсе усилилось.
От сестренки Кеске узнал все, что происходило в том мире в «первый» раз. И о том, что происходит сейчас, он догадывался.
И его очень беспокоило не только здоровье сестры, которая ранит себя, чтобы спасти друзей, но и так называемое «отражение» Миаки.
Нынешняя Миака держала секреты при себе. Не получится ли так, что отражение выболтает эти тайны прежде, чем Миака уничтожит ее? Сложно представить, что произойдет в этом случае…
Звонок в дверь отвлек Кеске от невеселых мыслей. Поняв, кто пришел, он схватил книгу и, захлопнув ее, кинулся в комнату младшей сестры. Влетев в комнату, практически не глядя швырнул книгу на стол и выбежал в коридор. А уже через несколько секунд открывал дверь, чтобы впустить в квартиру гостей.
- Что это за грохот был? – удивленно спросил Тецуя, поправляя сползшие очки. – Ты бежал, что ли?
- А-ха, - Кеске смущенно хохотнул, закрывая за Юи дверь.
- Кеске-сан, где Миака? – требовательно спросила Юи. Ее через чур воинственный вид, ясно давал понять, что она не отстанет, пока не получит ответ.
- Миака? Э… - Кеске почувствовал, что его приперли к стенке во всех смыслах этого слова.
- Да, где она?
- Эм, она уже скоро будет здесь.
Он знал, что должен вести себя спокойно, но пристальный взгляд голубых глаз заставлял его нервничать.
- Точно? – девушка окинула его подозрительным взглядом и вдруг побледнела и пошатнулась.
- Юи-чан? Ты в порядке? – Кеске придержал ее за плечи.
- Голова кружится…
- Тогда тебе стоит пройти прилечь, – в коридор выглянула светловолосая женщина. - Можешь отдохнуть в комнате Миаки, пока ждешь ее. Уверена, она не будет возражать.
Пока гости не видели, Кеске за их спинами сделал страшные глаза, всем своим видом показывая, что это плохая идея. Но его мать сделала вид, что ничего не видела и снова удалилась. Кеске ничего не оставалось, как проводить Юи до комнаты сестры….

***

- Если что-то понадобится – зови.
- Хорошо, – Юи осторожно кивнула и закрыла за собой дверь. Каждое резкое движение отдавалось острой болью в висках. Медленно подойдя к кровати, девушка также медленно опустилась на одеяло. Ткань приятно холодила, заставляя боль отступить.
Полежав немного с закрытыми глазами, Юи повернулась на спину и невидящим взглядом уставилась в потолок.
Все ее мысли сейчас занимала лучшая подруга.
Где она сейчас? Что с ней?
В тот бред, который ей скормили Тецуя-сан и Кеске-сан, она не верила ни капли. Ну, не могла Миака - благоразумная Миака - наплевать на чувства родных и близких ей людей и куда-то исчезнуть.
Тем более, бросив ее одну в библиотеке…
Вспомнив о библиотеке, Юи вспомнила и о странной книге найденной ими там, и о не менее странных событиях, последовавших вслед за этим…
«Может ли быть так, что Миака осталась там?»
Уже несколько часов Юи вертела в голове эту мысль и так, и эдак. Находила аргументы в ее пользу и тут же опровергала их.
Однако подозрение никуда исчезать не собиралось и крепчало с каждой минутой.
Прикрыв глаза, Юи сама не заметила, как задремала…
Вдруг перед её взором во вспышке молнии промелькнул синий дракон.
А мгновением спустя грудь взорвалась болью. Схватившись за грудь, Юи подскочила на кровати. Отняв дрожащие ладони, она с испугом смотрела на стекающую по рукам кровь.
Хотела закричать, но голос подвел.
Хотела побежать к двери, но подкосились ноги.
Трясясь, словно лист на ветру, Юи опустилась на пол и прислонилась спиной к кровати.
«Ч-Что происходит?»
Девушка в панике оглядела комнату подруги, ища что-то, что могло бы ей помочь. Она не знала, что бы это могло быть. Ей просто нужна была помощь.
Её взгляд зацепился за книжку, лежащую на самом краю стола и только чудом удерживающуюся на нем.
Не понимая толком, что зачем ей это нужно, она приподнялась на коленях и, ухватив пальчиками обложку, потянула ее на себя.
Один единственный взгляд на обложку и ошеломленная девушка понимает, что за книга у нее в руках.
Томик выпадает из ослабевших пальцев и, ударившись о пол, раскрывается.
Когда первый шок проходит, Юи решается заглянуть в книгу.
Открывшееся девушке затмевает собой боль ран, и Юи, забыв обо всем, читает. Жадно вглядывается в строчки, бессознательно сжимая кулаки.
Тревожившие душу сомнения и догадки вдруг обретают почву под ногами. То, что она считала разыгравшейся паранойей, стало свершившимся фактом.
«Миака в книге…»
Она не может заставить себя читать все по порядку. Она перескакивает через страницы. Ищет. И находит.
Цепкий взгляд одной из лучших учениц средней школы выхватывает нужные моменты.
Миака оказывается под завалом и ранится. Юи очень хорошо помнит кровь на своей юбке…
Миака попадает в ловушку и ранит себя, чтобы спасти Хранителей. Юи в новом свете видит кровь на своих руках и школьной форме…
«Значит, если ранится она… Страдаю и я?» - девушка обессилено закрывает глаза, как вдруг ее накрывает осознание. – «Миака ранила себя в сердце! Она умрет?!»
- Миака… - Юи шепчет, едва замечая, что по щекам покатились слезы. В груди болит уже не от раны – невыносима сама мысль о том, что ее лучшая подруга может умереть. – Миака…
Она не надеется на ответ, но все равно получает его.
- Юи-чан?
В тишине комнаты раздается удивленный возглас.
Юи вскидывается и оглядывает комнату. Никого. Неужели показалось?
Она зовет еще раз, на удачу:
- Миака?
Звонкий голос Миаки раздается в голове Юи:
- Юи-чан! Это и правда, ты! – в голосе подруги удивление сменяется радостью. И так же внезапно становится грустным. – Юи-чан, я… Я осталась в книге… Я не вернулась…
- Я знаю, Миака. – Юи всхлипывает. – Я все знаю… Знаю, что ты стала Жрицей Сузаку. Знаю, что ты нашла трех Хранителей. Знаю, что заболела и пыталась вернуться домой. Знаю… Что ты умираешь…
Юи плакала не скрываясь. Слезы капали на страницы книги, оставляя пятна.
- Вот как… - Юи была уверена, что ее подруга сейчас улыбается. – Не плачь, Юи-чан. Я не собираюсь умирать! Мне еще есть ради кого жить! Я обязательно вернусь. Обещаю. Просто подожди немного, хорошо?
- Подожду. Непременно подожду! Только вернись, Миака! Только вернись…

***

Миака не обманула. Она выжила. Юи не знала, что помогло ее подружке – помощь самоотверженных Хранителей или ее собственное упрямство, но Смерть ушла с пустыми руками.
Кровь, которая покрывала яркими пятнами большую часть комнаты, начиная от кровати с полом и заканчивая одеждой Юи и книгой, просто исчезла. Словно и не было ее никогда. Юи оставалось только тихо радоваться этому. Она просто не представляла, как бы объясняла эти появление этих самых пятен родственникам Миаки. Которые, к слову, так ни разу не заглянули, чтобы проведать девушку. Не то что бы Юи жаловалась на такую удачу, но это было немного странно.
Миака, тем временем, познакомилась с Правителем того мира – Тайцкуном – оказавшимся старой ворчливой старухой. Подлечив Миаку, она приказала Хранителям Сузаку приготовиться к отправке Жрицы в ее родной мир.
«Юи-чан! Я иду!»
- Возвращайся… Миака… - Сдавленно шепчет Юи. Перед глазами все темнеет, и девушка падает рядом с книгой.

@темы: Фанфики, Нурико/Миака, Fushigi Yuugi