Мадам Юна
Название: Сделка с Богами
Автор: Мадам Юна
Фэндом: Fushigi Yuugi
Персонажи: Нурико/Миака
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Фэнтези, POV, AU
Размер: Макси
Предупреждения: OOC
Статус: в процессе написания
Описание: Потеряв всё, она заключила сделку с Сузаку…
Посвящение: Посвящается моей лучшей подруге - Artemis!
Публикация на других ресурсах: Запрещено!

Первые странности.

- Миака!
- Миака! Не умирай!
- Прости меня, Миака… Прошу, не умирай! Вернись… Миака…
Голоса друзей шепотом доносились до меня сквозь темноту. Я слышала только их. Я тянулась к ним. Моя душа рвалась к ним сквозь темную пелену… Казалось, что-то тянет меня обратно, но я не собиралась сдаваться. Последний рывок и… я приоткрыла тяжелые, словно свинцом налитые, веки. Надо мной тенью нависали трое Хранителей, на чьих лицах ясно читалось беспокойство.
- Миака, – все трое облегченно вздохнули.
- Тамахоме… Хотохори… Нурико… - Оглядев друзей, я поняла, что двое из них ранены. – Вы ранены? Что произошло? Вы в порядке? Ой.
Я только и смогла пискнуть, внезапно оказавшись в крепких объятиях сразу с двух сторон.
- Глупая! О себе бы побеспокоилась! О чем ты только думала?! Мы так за тебя волновались! – воскликнул Тамахоме.
- Как хорошо, что ты вернулась, – поддержал его Хотохори. Я замерла, наслаждаясь объятиями.
- Ах, какая идеалистическая картина! – притворно умилился Нурико, разрушая очарование момента.
- Нурико… - Я виновато посмотрела на Третьего Хранителя поверх рук обнимавших меня парней. – Прости.
- Да, ладно. Все в порядке, - печально усмехнулся Нурико. – Все равно правда рано или поздно всплыла бы.
- Ты довольно ловко притворялся, – с нотками восхищения в голосе обратился к нему Хотохори, разрывая объятия.
Нурико вздрогнул и побледнел.
- Ты знала? – воспользовавшись тем, что все внимание Сайхитея приковано к белому как снег Третьему Хранителю, Тамахоме склонился ко мне и зашептал на ухо. Даже по этому едва слышному шепоту было ясно, что ответ для него очень важен.
- Да, знала, – я решила не отпираться. Тем более, что смысла врать мне не было. – Уже давно.
- Насколько давно? – сдавленным голосом спросил Тамахоме.
- Спустя какое-то время после знакомства с ним. – Ответила я, немного подумав. И ведь это не совсем ложь. Я просто не уточнила, когда именно познакомилась с Нурико.
Тамахоме нахмурился, что-то сопоставляя в уме, а потом просветлел лицом.
- Так значит, тогда… - радостное выражение лица сменилось на виноватое. – Ты тогда о нем говорила, да?
Первый Хранитель кивнул в сторону Нурико, уже увлеченно обсуждавшего что-то с Хотохори. Уточнять, о чем говорил Тамахоме, не требовалось.
- Ага, о нем.
- Прости, – убито произнес юноша. – Прости, Миака, я…
Голос Тамахоме дрогнул, и он замолчал, зажмурившись.
Я, улыбаясь, прикоснулась кончиками пальцев к его щеке, и он и распахнул глаза, изумленно глядя на меня.
- Все в порядке, Тамахоме. Я и не злилась. К тому же, я сама виновата в этом недоразумении.
- Не правда! – горячо воскликнул Тамахоме. – Я…
- Что это?! – перебивая Тамахоме, воскликнул Нурико.
Оторвавшись друг от друга, что бы посмотреть, что так удивило Хранителя, мы обнаружили, что окружавший нас пейзаж изменился.
- Где мы? – озирался Нурико.
- Вы показали мне ваши чувства друг к другу. – Раздался скрипучий старческий голос. – И вы уже пришли в мой дом.
- Это же…. – Пораженно прошептал Хотохори. - …гора Тайкиоку!
И правда. Перед нами простирался невиданной красоты пейзаж. Священное место, словно пропитанное магией. Невероятно светлое место. Магия, настолько сильная, что пропитала собой воздух, проникала вместе с ним в легкие и через кожу. Наполняла душу и тело силой и спокойствием. Это место было маленьким земным раем для всех, кто был чист душой и смог добраться сюда…
Во всяком случае, так было раньше.
Много лет назад, это место вызывало у меня священный трепет. Но сейчас… Сейчас этого не было. Не было того волшебного чувства покоя и защищенности. Магия хоть и витала в воздухе, больше не спешила делиться силой с гостями. Будто ее что-то сдерживало. Что-то темное и зловещее, притаившееся, осквернившее своим присутствием это священное место.
Что-то…
- Добро пожаловать, Миака!
Наши взгляды обратились в сторону лестницы, у подножия которой появилась тень.
- В награду за то, что вы смогли сюда добраться…
Нет. Не «что-то»…
- …я покажу тебе путь в твой мир!
Кто-то…
Тень начала обретать форму и вскоре перед нами появилась очень старая миниатюрная женщина.
Тайцкун?!

***

Это действительно был Тайцкун - Правитель Поднебесного мира в своем старушечьем обличии.
И что-то в нем было не так. Было что-то странно-непривычное в хмуром жестком взгляде мудрых глаз, от которого по моему телу прошла дрожь.
Вцепившись в руку Тамахоме, я прижалась к нему.
- Простите, а Вы действительно Тайцкун? – оправившись от удивления, спросил Нурико.
- Да, - проскрипела старуха. – Это я, Повелитель этого мира. Ох, ну и удивили же вы меня. Вы все, кроме Нурико, тяжело ранены. Я, конечно, хотела проверить, на что вы готовы ради друзей, но такого не ожидала!
Странно… Мне почудилось, что в голосе Тайцкун мелькнуло недовольство!
- Проверить?! – возмущенно вскинулась я. И тут же зашипела от боли.
- Миака! – обеспокоенно склонился ко мне Тамахоме. – Не двигайся, рана откроется!
- Делать нечего. Поднимемся ко мне в замок. – Вздохнула Тайцкун и под нами появилась платформа, которая подняла нас в воздух. – Потом уж поговорим.
Едва платформа оказалась в небе, как Хранители нервно прижались друг к другу, явно неуютно чувствуя себя так далеко от земли.
- А м-мы точно не упадем? – поинтересовался Нурико, осторожно заглядывая за край платформы.
Тайцкун лишь рассмеялась на это, продолжая лететь вперед и увлекая за собой хрупкую на вид платформу.
- Только избранные могут увидеть эту гору и взойти на нее, – поделилась старуха, подлетая к горе, на которой виднелись очертания небольшого домика. – Если нечистые сердцем и заберутся сюда, они не увидят ничего, кроме груды камней. Итак, сперва обработаем ваши раны. Нян-нян!
Парящие вокруг нас в воздухе шары полопались и из них появились маленькие девочки. Каждая из них была похожа на другую и лицом, и одеждой.
Я едва сумела подавить улыбку, глядя на них. Вот они – истинные хранительницы горы Тайкиоку! Но почему они выглядят такими грустными? Или это только мое воображение?
- Обработайте раны этих людей, – приказала Тайцкун, и девочки ринулись к нам.
С десяток хранительниц окружило моих друзей, в то время, как трое других настойчиво тянули меня в сторону.
- Ты девушка, тебе сюда! – звонко возвестила одна, подталкивая меня в сторону проема.
Я хотела уже оглянуться, чтобы посмотреть, как парни, лечат ли их, но почувствовала легкое прикосновение маленькой ладошки к своей руке.
Резко обернувшись, я едва не отшатнулась, натолкнувшись на полный боли и тоски взгляд одной из Нян.
«Помоги… Прошу, спаси!» - прошелестело в моем сознании, и меня охватил озноб.
Мельком глянув на других девочек, я снова посмотрела на нее… но на том месте, где она стояла, была лишь пустота, а две Нян продолжали настойчиво тянуть меня в комнату. «Минуточку, но ведь их было трое!»
Я бегло огляделась и убедилась, что со мной и правда только две хранительницы. Но, где же тогда третья?
Перехватив недовольный взгляд Тайцкун, я обратилась к ней, внутренне подавляя дрожь:
- Тайцкун, пожалуйста, вылечите сначала моих друзей. – Мне нужно задержаться здесь любым способом! Хоть на немного. - Они пострадали из-за меня! А со мной ничего страшного…
- Нет, мы тебя вылечим! Вылечим! – накинулись на меня Нян. Я только пискнуть и успела, как оказалась в одном нижнем белье.
- Тебе нужно лечиться, иначе возвращение в твой мир только оттянется, – нависла надо мной Тайцкун. – Тот способ, который я собираюсь показать, слишком опасен для раненой!
- Вот бы вылечить ей лицо… - прошептала Нян, вцепившаяся в лямку моего лифчика, за что и была отправлена в полет вспылившей старухой.
- Но у меня вступительные экзамены на носу! – воскликнула я. «Правильно, Миака, строй из себя недалекую девочку! Не нравится мне здесь что-то…» - Мне надо как можно скорее вернуться! Покажите нам этот способ скорее, пожалуйста!
- Посмотри на себя! – отвернулась от меня Тайцкун. – У тебя на лице ни кровинки. Ты совершенно обессилена!
«А кто в этом виноват-то?!» - неожиданно зло подумала я.
- Если дело в этом, то используй нашу кровь, уважаемая Тайцкун, – решительно предложил Хотохори.
- Мы готовы отдать ее Миаке, - добавил, не менее решительно, Тамахоме.
Рывком обернувшись, я обнаженных по пояс юношей, зажимающих кровоточащие раны руками.
- Нет! Что вы такое говорите! – воскликнула я, порываясь встать.
Не нужна мне их кровь. Даже, если это поможет мне, им же будет хуже. А я не могу это принять.
- Это возможно, но тогда ваша сила уменьшится вполовину, - проигнорировала меня Тайцкун.
- Если этого хватит… - кажется, Хотохори обрадовался.
- Что толку-то лить кровь на землю понапрасну? – Тамахоме улыбался, ероша волосы Нян, стиравшей с него кровь, но в его взгляде сквозила горечь.
«Вот балбесы» - с нежностью подумала я, с сожалением понимая, что уже не смогу их отговорить. Только не на глазах у Тайцкун.
- Ну, хорошо.
Старуха скрестила пальцы в хорошо знакомом мне жесте, активирующем передачу жизненной энергии. С еле слышным хлопком, мы трое оказались в прозрачных пузырях, приподнявших нас над полом.
- Тамахоме, Хотохори, - проскрипела Тайцкун, концентрируясь, - сейчас я через эти пузыри направлю вашу кровь в тело Миаки. Вам будет тяжело. Терпите!
С последним словом парни ощутимо вздрогнули, а через мгновение я почувствовала разливающееся по моему телу тепло. Было хорошо, но вместе с тем я чувствовала какую-то неясную тревогу. Вот только приятное ощущение мешало ясно мыслить, затуманивая разум. И я сдалась, растворяясь в ощущении чистой силы, такой родной и такой нужной.
Когда через несколько минут процедура переливания жизненных сил закончилась, я уже едва осознавала себя. Правда, падение на пол немного привело меня в чувство.
- Вот твоя одежда, - несколько Нян окружили меня, помогая одеться.
- Спасибо, - прошептала я.
А потом резко пришла в себя, почувствовав необычайный прилив сил. И тут же обеспокоенно бросилась к парням.
- Тамахоме, Хотохори! Как вы?
- Да ничего… - мужественно пытаясь не шататься, ответил белый, как простыня Тамахоме.
- Главное, что тебе стало легче, - улыбнулся не менее бледный Хотохори.
От вида их, обессиленных, но старающихся держаться, все внутри меня заныло от боли. Не сдержавшись, в порыве чувств, я обхватила их руками, сжимая в объятии. Уткнулась лбом в чью-то грудь и шептала безостановочно:
- Спасибо, спасибо, спасибо….

***

После того, как я все-таки отцепилась от смущенных парней, Тайцкун объяснила суть ритуала.
- Сконцентрируйся на своем желании попасть домой! И не смей отвлекаться! Иначе, застрянешь между мирами! – рявкнула она, почувствовав, что мысли мои идут совсем не в том направлении.
Мысленно побурчав, я послушно стала думать о доме и Юи, без труда успокоив эмоции.
- Юи-чан! Я иду! – пошептала я, почувствовав вокруг себя энергию Сузаку и увидев затопляющий все алый свет.
«Возвращайся… Миака…» - прошелестел на краю сознания голос Юи. И он был последним, что я услышала перед тем, как все померкло.



«Жарко» - было первой мыслью, посетившей сознание Юи, после прихода в сознание.
«Душно» - оказалось вторым, что она поняла.
«Где я?» - стало первым вопросом, стоило ей открыть глаза и, с трудом сев, оглядеться.
«Я в… книге?» - неверие, сжавшее сердце в тиски.
«Я одна здесь… Мне не выбраться» - осознание, накатившее удушливой волной.
Все это оглушило девушку, топя ее сознание в чистой, незамутненной панике. Медленно, придерживаясь за стены руками, Юи, шатаясь, побрела прочь от пустынных улиц. Она не знала, где находится. Не знала, куда идет. Единственное, чего она хотела сейчас – оказаться поближе к людям.
С трудом переставляя ноги, девушка шла вперед. Часто останавливалась, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Шептала словно в бреду: «Миака... Миака...». Юи никогда не считала себя трусихой. Но сейчас, когда руки тряслись от страха, а колени упорно подкашивались, она, как никогда ясно осознавала размеры пропасти между ней и храброй Миакой.
Ее подруга была поистине бесстрашна. Она была сильной, хоть и старалась это скрывать. Она не боялась ходить по опасным районам - после пары таких прогулок бояться стали ее. А когда однажды, пару лет назад, ее похитили, чтобы угрожать подруге. Тогда она еще не знала ни о силе, ни о ее известности в старых районах. Тогда, сидя связанной с подвале заброшенного здания в окружении скалящихся парней, поигрывающих ножами и битами, маленькая Юи думала, что там она и умрет. И, заливаясь слезами, молилась. Молилась, чтобы Миака не пришла, хотя в глубине души желала увидеть ее еще раз. Напоследок. Молилась, чтобы пришли папа и мама и спасли, хотя была уверена, что никто ее не найдет. И, с полными слез глазами, желала, чтобы все поскорее закончилось. Неважно чем.
А потом пришла Миака. Прекрасная в своем гневе, завораживающая... И спасла ее.
Воспоминания о подруге неожиданно придают девушке сил и она, перестав дрожать, пошла вперед уверенней.
А потом в голову пришла мысль - а что если она, находясь в книге, как и Миака, может общаться с ней, находящейся в реальном мире?
- Миака? - неуверенно, в полголоса, позвала она.
- Миака! - второй раз она звала громче. - Что такое? Неужели, не слышит? Миака!
- Ух, ты! Гляньте, какая красавица! - голос, раздавшийся откуда-то сбоку, подействовал на Юи как ведро ледяной воды, и девушка мгновенно сжалась, делая шаг назад.
«Хей, парни, это еще что за цыпа?»
- Девушка, не хотите присоединиться к нам? Мы неплохо проведем время вместе!
«О, Кавагучима-сан! А мы тут поймали подружку той бешеной девки!»
- Куда же Вы? Не бойтесь, мы Вас не обидим!
- Хе-хе, ну, может быть, совсем чуть-чуть...
Юи, услышав это, моментально срывается с места и бежит. Не знает куда. Просто подальше - от этого места и от тех воспоминаний, опутывающих ее своими липкими сетями. Но все тщетно - от воспоминаний не сбежать, а за спиной слышится топот ног.
«Вао... Да она милашка! Такая красавица среди моих балбесов.... Тебе, наверное, невероятно скучно?»
«Ой-ой, братан, вот уж не подумал бы, что ты по этой части!»
«Вот еще!» - леденящий душу смех. – «Просто эта сука Кейли опять посмела меня кинуть! Тварь! Строит из себя недотрогу! Ну, ничего, я своего еще добьюсь, а пока эта милашка может стать неплохой заменой!»
«Хммм... ну, раз так то, полагаю, ты не будешь против, если я присоединюсь?»
«Не думал, что ты по этой части! А, черт с тобой! Но я первый.»
Прикосновения в воспоминаниях совпали с падением на землю в реальности.
Треск разрываемой одежды привел в чувство оглушенную падением девушку и та судорожно забилась, пытаясь сбросить с себя чужие руки.
Но все было напрасно. И тогда, два года назад, и сейчас.... Она ничего не могла сделать. Всегда, каждый раз, когда она попадала в беду ее спасал только один человек. Только один....
- Миака!! - истошно заорала Юи, на миг оглушая насильников. - Миака, помоги мне! Миака!!
Лишившийся пуговиц пиджак уже давно валялся где-то в стороне. Мужские руки грубо срывали с девичьих плеч рубашку, оставляя синяки на нежной коже. Девушка плакала и вырывалась, но держали ее крепко. Она кричала, срывая голос, зовя свою подругу, но никто не отозвался. Не прервал ее мучения.
Почувствовав, как чужие руки развели в стороны стиснутые колени и провели по внутренней стороне бедра, задирая юбку, Юи потеряла сознание. И уже не видела, как секунды спустя ее несостоявшихся насильников буквально сносит с нее потоком голубой энергии, разрывая на части.
Молодой мужчина подошел к девушке и, наклонившись к ней, запахнул на груди разорванную рубашку и осторожно взял на руки. Бережно прижимая к себе драгоценную ношу, светловолосый мужчина развернулся и пошел в обратную сторону, возвращаясь

Меняя планы

Когда темнота перед глазами рассеялась, я, к своему удивлению, обнаружила, что сижу посреди своей комнаты.
Проникающий сквозь распахнутое окно ветер теребил занавески и страницы лежащей передо мной книги.
Медленно моргнув раз-другой, я, наконец, отмерла и пошевелилась. Потерла гудящую, от резкого перемещения, голову и поморщилась. Давненько я не испытывала таких болей от перемещений. Когда-то давно, когда я только училась этому под руководством Мастера, головная боль была моим постоянным спутником. Как объяснял это сам Сузаку, всему виной эмоциональное напряжение, которое я испытываю перед перемещением, и, если я не научусь контролировать свои эмоции, то однажды это может плохо для меня кончиться. Со временем я стала лучше контролировать себя и могла, как по щелчку успокоиться, правда, только на время перемещения.
И, подумать только! Десятилетия обучения самоконтролю, но все летит к чертям стоит мне встретить друзей! Если бы Мастер узнал об этом - сгорел со стыда за меня на месте. Надеюсь, никто об этом не узнает!
Мой взгляд цепляется за часы, и я в панике вскакиваю. У меня нет времени рассиживаться!
Наклоняюсь и одним рывком вытаскиваю из-под кровати большую спортивную сумку, заполненную практически доверху. Достаю из шкатулки на столе браслетик со стеклянными шариками и закрепляю на руке. И тут же натыкаюсь на что-то странное в кармашке школьного пиджака. Запускаю руку в карман и с удивлением вытаскиваю на свет маленькое зеркальце и плоский стеклянный «камушек» алого цвета.
- Что это? - некоторое время я верчу в руках свои находки, пока не замечаю, что от стекляшки исходит такая же энергия, как от моего браслета, а зеркальце странно-горячее, словно....
«По прибытии, ты должна будешь попросить у Тайцкун Зеркало Истинной Сущности»
- Ой-ёй! - я зажмурилась, осознавая, что всё. Склероз. Последняя стадия. Простите Мастер, у Вас Ученица-склеротичка. - Это ж надо было так оплошать! Но этот камень...
Я поднесла к глазам вторую находку. Камень слегка светился изнутри алым светом. Прикоснувшись им к зеркалу, я с удивлением почувствовала, как то начинает остывать.
- Значит это и есть тот самый «кусочек памяти» Мастера Сузаку? Спрячу-ка я его.
Достав из сумки маленький мешочек, я положила туда алый камень, и аккуратно убрала его обратно в сумку.
- Тэк-с... Время... Время.... - бубня себе под нос, носилась я по комнате проверяя - не забыла ли чего? - вроде, все на месте.
Застегнув сумку, я направилась к двери.
- Мама, Кеске, я дома! - крикнула на всю квартиру, едва только оказавшись в коридоре. Из зала тут же раздались радостные возгласы и вскоре возле меня нарисовались мама и брат, за их спинами стоял Тецуя, окидывающий меня заинтересованным взглядом. - Здравствуй, Тецуя.
- Миака! - мама сжала меня в удушающих объятиях. Ну что такое? За несколько часов она уже третья, кто пытается отправить меня на тот свет подобным образом! Нет, я, конечно, понимаю, что они все волнуются, но душить-то зачем?!
- Мама... - прохрипела я, пытаясь вывернуться из захвата и медленно зеленея. Стоящий рядом Кеске странно всхлипнул и резко отвернулся. Его плечи начали подрагивать. Переведя взгляд на Тецую, я увидела, что тот пытается сдержать улыбку. Смешно им, значит, да?
Мама, наконец, перестала сжимать меня и отпустила. И я, глубоко вдохнув желанный воздух, повернулась к, трясущемуся от беззвучного смеха, брату:
- Кеске! - радостно воскликнула я, широко разводя руки для объятия и предвкушая месть.
Не знаю, что меня выдало, но, едва обернувшись на мой голос, брат шарахнулся от меня в другую сторону и спрятался за Тецуей. Я притворно надулась, хотя внутри все распирало от смеха. - Братик, почему ты не хочешь меня обнять?
- Ээ.. - замялся Кеске, - может, потому что я хочу сохранить кости целыми? - риторически спросил он.
- Миака, как все прошло? - вмешалась мама, отвлекая меня от брата. - Все в порядке?
- Лучше, чем ожидалось, – бодро отрапортовала я. - Но мне уже пора возвращаться.
- Уже? - было видно, что мама расстроилась. - А ты не можешь вернуться попозже?
- К сожалению, нет. Как я поняла, Юи все-таки попала в тот мир, хотя я и просила вас держать ее подальше от книги, - на этих словах Кеске потупился и бросил укоризненный взгляд в сторону мамы. - Поэтому я возвращаюсь обратно.
- Но разве Аюру не с ней? - возразила мама.
- Я хочу лично убедиться, что с ней все в порядке. Что-то мне неспокойно.
- Тогда иди, - улыбнулась мама, - и проверь. Удачи, дочка.
- Спасибо, мамочка.
Я еще раз обняла маму и, все-таки выловив, брата.
Вернулась в комнату и, подхватив сумку, взяла в руки книгу. Исчезая, в последний момент успела сунуть между страниц тонкую красную ленточку.


Томительное ожидание.


Исчезая в своей комнате, я была уверена, что окажусь в тронном зале императора Конана. И я не ошиблась. Только вот в этот раз подо мной почему-то не оказалось, смягчившего падение, Хотохори и приземление оказалось жестким.
Грохнувшись с высоты пары метров на что-то твердое и основательно приложившись головой, я выронила из рук сумку, смаргивая выступившие на глаза слезы. Тихо ойкая, подняла руки к затылку, чувствуя, что от шишки меня уже ничто не спасет.
- Госпожа Жрица?! - раздался откуда-то снизу удивленный возглас, и я, прищурившись, посмотрела в ту сторону, старательно пытаясь разглядеть говорившего сквозь пляшущие перед глазами цветные пятна. Когда же мне это удалось, то я увидела окруживших меня министров с обеспокоенными лицами. Пискнув, я поспешила встать с того на чем лежала, чувствуя себя при этом ужасно неловко. Это ж надо было - предстать перед этими людьми лежащей на императорском троне с задранными к верху ногами! Да еще и юбка задралась.
Поправляя одежду, я искоса посмотрела на придворных и тихо вздохнула - вроде они даже не злились. Скорее, выглядели шокированными и смущенными одновременно.
- Госпожа Жрица, вы вернулись! - подал голос один из них. Который именно я не поняла, отвлекшись на свеже набитую шишку.
- Вас что-то удивляет? - вежливо осведомилась я, мило улыбаясь и стараясь за улыбкой скрыть собственное смущение. - Я же обещала Хотохори, что вернусь. Кстати, где он?
- Его Величество еще не вернулся, - тут же сообщили мне.
- Как не вернулся? - сказать, что я была удивлена, значит, ничего не сказать. - Сколько времени он отсутствует?
«Неужели с ним что-то случилось?»
- Две недели назад Его Величество отправился сопровождать Вас на гору Тайкиоку. Прошло слишком мало времени с начала путешествия, поэтому мы ожидали возвращения Императора не раньше, чем через месяц. Но Вы удивили нас, госпожа Жрица. Разве Вы не должны сейчас быть с Его Величеством?
- М-м... Мы уже добрались до горы, и Тайцкун была так любезна, что отправила меня домой,- медленно, подбирая слова, ответила я, - и сейчас я вернулась, как и обещала Хотохори.
И тут же добавила, увидев, как встревожено переглядываются министры:
- Я уверена, что с ними все в порядке и скоро они будут здесь.
- Если Вы так говорите, Госпожа Жрица, - кажется, их немного успокоили мои слова.
- А сейчас, если вы не возражаете, я хотела бы отдохнуть немного.
- Конечно, Госпожа Жрица, Вас проводят.
- Не стоит, - покачав головой, я подхватила сумку и направилась из тронного зала на поиски своей комнаты. Мне нужна была тишина, чтобы спокойно все обдумать.
Оказавшись в комнате, я оставила сумку в углу и обессиленно опустилась на кровать, собираясь как следует поразмыслить над произошедшим. Однако, стоило моей голове коснуться подушки, как я тут же заснула, не успев даже раздеться.

***

Проснулась я лишь, когда солнце давно опустилось за горизонт. Все тело затекло от долгого лежания в неудобной позе, но голова была невероятно ясной.
Повалявшись еще пару минут, я сползла с кровати и с наслаждением потянулась, щелчком пальцев зажигая лампы на стенах. Потом залезла в сумку в поисках чистой одежды и переоделась. И уже собираясь закрыть сумку, наткнулась на маленький мешочек, в который сунула несколько часов назад камни и зеркало.
Опустившись на пол рядом с кроватью, я вытряхнула содержимое мешочка себе на колени.
Рассматривая мерцающую в свете ламп поверхность зеркала, я перебирала в памяти все, что со мной произошло с момента прибытия в этот мир. И чем больше вспоминала, тем меньше мне нравилось происходящее. То, что я просто забыла о зеркале, еще не было странным, учитывая болезнь и до сих пор не прошедшую радость от встречи с друзьями. Куда более непонятным казалось появление данного предмета в моем кармане на пару с камнем памяти Мастера. Как они там оказались? Не понятно.
И еще… Нян-нян. Маленькие Хранительницы горы были напуганы чем-то и это очень хорошо ощущалось. Стоило неимоверных усилий сдержаться и не начать расспрашивать их прямо там. Интуиция подсказывала, что это было бы большой ошибкой. Но что же такого должно было случиться, чтобы Нян умоляли о помощи? И связано ли это с тем, что магия стала утекать с горы и ее окрестностей? Та еще загадка…
Но больше всего меня испугал Тайцкун. Не таким я его запомнила, совсем не таким. Хотя может это всего лишь сказывается на мне тот век, проведенный в Чертоге и научивший смотреть сквозь маски Богов? Надеюсь, что так. Но все-таки меня упорно не покидает ощущение, что я что-то забыла… Что-то очень важное.
Решив не забивать себе этим голову, авось само вспомнится, я занялась планированием своего ближайшего будущего, не загадывая, впрочем, сильно далеко.
Задача на ближайшие две недели – не помереть со скуки ожидая возвращения Хранителей!

***

Утром я, не выспавшаяся и основательно помятая, выползла из комнаты с первыми лучами солнца. Отчаянно зевая, с полотенцем подмышкой, я поплелась в сторону озера.
Поплескавшись в холодной воде, я более-менее пришла в сознание, и бодренько поползла на поиски завтрака.
Утолив первый голод, я почувствовала голод информационный и воспылала решимостью отыскать местную цитадель знаний, по-простому – библиотеку. Искомое нашлось, стоило лишь сунуться с соответствующим вопросом к первому встречному человеку, коим оказался придворный министр Фа Дзу. Меня тут же отвели в святая святых, при этом осторожно поинтересоваться, а сможет ли «достопочтимая жрица разобраться в текстах и не требуется ли ей помощь?».
Убедив, что смогу справиться сама, я наконец-то осталась наедине со свитками.

***

Спустя несколько часов я отложила последний из интересовавших меня свитков. Летописцы и разведчики Конана поработали на славу, и информация была более чем подробна. Вот только картина складывалась далеко не радужная. Явно приближающаяся война с Кутоу, отряды восточного народа, замеченные на границе с Конан. Хотя все это было вполне ожидаемо. Беспокоило другое. Странные вспышки темной энергии, замеченные магами по всей стране, нехорошее расположение звезд. Но больше всего привлек мое внимание список тревожных предсказаний с указанием имен предсказателей. Мой взгляд упал на имя одного из них – «О Докун»… Его слова были самыми странными из всех. Да и имя его казалось мне каким-то очень знакомым.
Старательно переписав в блокнот имя и адрес предсказателя, я разложила свитки по местам и покинула библиотеку.
За то время, что я провела за чтением, погода значительно ухудшилась, на небе стали собираться тучи, обещая дождь.
Крепко сжимая в руке блокнотик, я бродила по дворцу, разыскивая уже знакомого мне министра. Однако нашла я его там, где и не подумала бы искать – в Храме Сузаку. Столкнувшись с ним буквально на входе, я кратко объяснила, что нужно, вот прямо необходимо, как можно скорее встретиться с таким-то человеком. Желательно немедленно.
Столкнувшись с ослиным упрямством, коего у меня было в избытке, министр был вынужден уступить моей «просьбе» и приказать готовить паланкин для госпожи Жрицы.
Тут уж отступать пришлось мне, поскольку Фа Дзу ни в какую не соглашался выпускать меня из дворца на «своих двоих» и без надлежащей охраны. Пришлось соглашаться. Тем более, что охрана должна была подчиняться всем моим приказам беспрекословно.
Порешив на том, мы разошлись. Министр по своим делам, а я – готовиться к визиту.
Через полчаса мне сообщили, что можно отправляться и я, переодевшаяся по такому случаю в платье, вышла из комнаты.
На площади перед дворцом меня уже ждал паланкин и «небольшое» сопровождение в виде грозного вида солдат. Мысленно поморщившись, я все-таки села в паланкин.

***

Когда наша «маленькая» делегация прибыла к пункту назначения, первое, что я почувствовала, была знакомая энергия. Такая слабая, что можно не заметить.
Дождавшись, пока паланкин опустят и откинут занавеску, я ступила на землю, сразу оказавшись под зонтиком.
У ворот большого дома нас уже встречали хозяева дома - молодой мужчина и пожилая женщина.
- Для нас такая честь принимать Вас в своем доме, Госпожа Жрица, – поклонился мужчина, стоило только мне приблизиться.
- Что Вы, это для меня честь быть принятой Вами, - поклонилась в ответ я.
- Прошу, проходите в дом, – сделала приглашающий жест женщина.
- А как же…. – я обернулась, чтобы взглянуть на свою охрану и обнаружила, что большая их часть таинственным образом испарилась. И когда только успели? Рядом со мной остались только двое. Приказав им оставаться у входа, я последовала за хозяевами в дом. Проследовав в одну из комнат, мы устроились за низким столиком, лицом к лицу.
- Позвольте узнать, что же привело в наше скромное жилище столь важную персону?
- Предсказание.
- Предсказание? – они переглянулись.
- Да, предсказание, сделанное неким О Докуном из Вашей семьи. О предсказании я узнала относительно недавно и у меня возникла пара вопросов к человеку сделавшему его. Могу ли я задать их лично предсказателю?
- Конечно, госпожа! - начала подниматься женщина. – Я позову его сейчас же!
- Не стоит, мама, я уже здесь. – Из коридора в комнату ступил мальчик, и у меня на миг перехватило дыхание. – Приветствую Вас, достопочтимая Жрица. Я слышал, Вы искали меня. Меня зовут О Докун.
- Чирико… - приподнимаясь с места, прошептала я, глядя в знакомые, не по-детски мудрые, зеленые глаза. – Чирико.

***

В комнате повисла тишина, прерываемая лишь звуками дождя за окном.
- Чирико…
- Да, госпожа, Вы правы. Мое имя как Хранителя Сузаку – Чирико. – Спокойно подтвердил мальчик, чуть улыбаясь. Затем он обратился к своим притихшим родным. – Мама, брат, позволите ли вы переговорить с достопочтимой Жрицей наедине?
- Только, если сама госпожа Жрица не будет против, - ответил мужчина вопросительно глядя на меня.
Поняв, что обращаются ко мне, я тряхнула головой, сбрасывая оцепенение, и улыбнулась.
- Это было бы неплохо.
- Тогда позвольте мне проводить Вас.
Поднявшись, я еще раз поклонилась родным Чирико и последовала за ним по лабиринтам коридоров.
Поднявшись по лестнице, мы оказались в небольшой комнатке, заваленной книгами и свитками.
- Простите за беспорядок, госпожа. Я сейчас готовлюсь к первому этапу государственного экзамена. - виноватым тоном начал мальчик, подбирая с пола свитки.
- Мне это знакомо, - улыбнулась я, вспоминая завалы в собственной комнате в Чертоге, когда туда переезжали на время экзаменов Саё-чан и Цубаки. – Хочешь быть государственным служащим?
- Да, очень! Я хочу помогать своей стране! – воскликнул мальчик и тут же осекся. – Но… Разве Вас не удивляет, что я буду сдавать экзамен в таком юном возрасте?
- Нисколько, - улыбнулась я. – Ты же умный мальчик.
Чирико замер, прижимая к груди свитки и смотря на меня широко распахнутыми глазами. И было что-то в его взгляде такое…
- Спасибо, что верите в меня… Миака-сан.
- Что… Чирико?
«Откуда? Я же не называла своего имени!»
…что-то такое, что я иногда видела в зеркале. То, что было в глазах Цубаки и Саё-чан. В глазах моего брата. И всех тех, кто жил в одном из Небесных Чертогов…
- Миака-сан? – мальчик каким-то отчаянно-жадным взглядом смотрел на меня. Словно выискивая что-то. А потом вдруг кинулся ко мне, роняя свитки и обхватывая руками за талию, утыкаясь лбом в живот. – Миака-сан… Миака-сан… Миака-сан…
Пока я, хлопая глазами, пыталась прийти в себя, Чирико, словно в бреду, шептал мое имя, судорожно стискивая в объятиях.
Отмерев, я осторожно положила ладони ему на голову и спину, и сползла вместе и ним на пол, все еще не в силах осознать происходящее.
Как? Почему? Откуда?
А может, я ошибаюсь?
- Чирико, - тихо начала я, когда мальчик немного успокоился, - возможно ли, что ты..?
Я запнулась, не зная, как сформулировать свою безумную мысль. Но, как оказалось, Чирико и так все понял.
- Да, Миака-сан, я… я все помню. Я помню, Вас. Помню всю свою прошлую жизнь. Помню как… как погиб.
Слова давались маленькому Хранителю с трудом. Словно он долго держал все в себе и сейчас торопился выговориться.
- Ох, Чирико, - я сжала в объятиях едва отстранившегося от меня ребенка. – Прости меня!
- За что, Миака-сан? – удивленно спросил мальчик.
- За то, что допустила твою смерть, – выдавила я. – За то, что была никудышной Жрицей. За то, что не оправдала возложенных на меня ожиданий. За то, что позволила войне и хаосу поглотить твой мир. За то…
- Прекратите, Миака-сан, - прервал меня Чирико. – Вы были хорошей Жрицей. И Вы были и остаетесь прекрасным человеком. Вы… Вы никогда не смотрели на меня свысока из-за моего возраста и принимали как равного!
- Ну, конечно, а как иначе-то? – не поняла я.
- И выше других Вы себя не считаете…
- Да разве ж я выше кого-то?
- Вот поэтому Вас все любят! – довольно улыбнулся мальчик, не спеша отодвигаться от меня.
- Почему? – я все еще не могла понять, а Чирико явно не спешил меня просвещать, радостно хихикая.
Ладно, оставим это. Главное, что он уже успокоился.
- Итак, - спросила я, немного погодя, – мне очень хотелось бы узнать, каким образом к тебе вернулась память о прошлой жизни?
- На то была воля Сузаку-сама. Он вытащил мою душу из объятий Тьмы, сказав, что Вам нужна будет помощь. И я был избран Им для этой цели.
- А меня как всегда поставить в известность забыл… - пробурчала я. Что ж, это все объясняло. – И как… давно?
- Лет десять уже, - довольно улыбнулся мальчик.
- Десять, значит? Ну, Мастер…
- Миака-сан?
- Нет-нет, ничего! - поспешно замотала я головой на удивленный взгляд Чирико. – И где же ты был все это время?
- В Чертоге Генбу-сама. Мне было запрещено покидать Его владения и связываться с Вами. – Видимо почувствовав, как я тихонько зверею, маленький Хранитель поспешно добавил. – Зато у меня был неограниченный доступ к личной библиотеке Генбу-сама! Это того стоило!
- Это точно, - согласилась я, вспоминая коллекцию редчайших книг, собранную Богом Севера. Я бывала там крайне редко, но каждый визит был наполнен волнительным трепетом. – Это стоит много. Так значит, ты знаешь о моем договоре с Сузаку?
- Знаю. Мне рассказали. Я не могу выразить словами свою благодарность за предоставленный шанс и свое восхищение вашей отвагой!
Я горько усмехнулась, отводя взгляд:
- Это не отвага, Чирико, это банальный эгоизм, помноженный на вину и боль от потери близких людей. Убойная смесь. Я лишь пытаюсь исправить ошибки. Свои и чужие.
- У вас все получится, Миака-сан! Я помогу вам! Верьте мне!
- Я верю. Как я могу не верить тебе? Но, знаешь… Если хочешь помочь то, для начала, прекрати «выкать»! Не настолько уж я старше! – щелкнула я мальчика по лбу. Тряхнула волосами, сбрасывая с себя мрачное настроение, и широко улыбнулась.
- А… Н-Но… Постараюсь… - прошептал Чирико, потирая лоб.
-Вот и славненько! А, знаешь, раз уж ты в курсе всей этой истории, то так даже лучше! У меня к тебе маленькая просьба…
Мерный шум дождя за окном надежно прятал секреты двух одиноких душ, нашедших друг друга по воле Божьей…


Дождь барабанил по крышам и земле, плотной пеленой окутав Дворец и его окрестности. Почти все обитатели Дворца спали и видели десятый сон. Почти все. Кроме одной девушки. Свернувшись под одеялом, она едва дышала, вслушиваясь в перестук капель. Глаза ее были открыты - она никак не могла заставить себя закрыть их и попытаться поспать. Только не здесь. Только не в этом ужасном месте.
Наручные часы на запястье девушки тихо тикали и по ним она отсчитывала минуты до визита того, кого опасалась больше всего.
Услышав тяжелые шаги, Юи тихо всхлипнула и, зажмурившись, сжалась под одеялом. Словно пыталась стать меньше и незаметнее. Потом глубоко вздохнула, расслабилась и открыла глаза. Ее лицо приняло безразличное выражение, а глаза будто остекленели.
«Нужно просто пережить эту ночь»
Шаги становились все ближе и ближе, словно парализуя своим звучанием девушку.
«Просто пережить...»
Шаги стихли у двери в ее комнату.
«Еще одну ночь...»
Дверь тихо отворилась, пропуская ночного посетителя.
- Вы спите, госпожа Жрица?
Девушка промолчала, лежа спиной к двери и старательно делая вид, что спит. Но визитера это не обмануло.
Постель прогнулась под весом чужого тела.
- Прошу Вас, поговорите со мной, - казалось, что в голосе мужчины промелькнуло отчаяние, но Юи была слишком напугана, чтобы поверить ему. Отчего-то была твердая уверенность, что этот человек лишь притворяется и, поверив ему, она совершит самую страшную ошибку в своей жизни.
Она могла лишь молчать, надеясь, что он скоро уйдет и оставит ее одну.
Две недели. Вот уже две недели, как она здесь. В этом странном мире и не менее странном дворце. И каждую ночь к ней приходит этот мужчина. Говорит с ней. Называет «жрицей»…
Юи не была глупой. Она прекрасно понимала, куда угодила. Понимала, что будет, отзовись она хоть раз на это слово.
Если она даст согласие называть себя «жрицей», они с Миакой станут врагами. А это было последнее, чего хотела Юи.
В комнате воцарилась тишина, прерываемая лишь стуком капель по крышам Дворца. Мужчина молчал, но девушка не тешила себя надеждами – все только начиналось.
- Госпожа Юи, та девушка, которую Вы звали… Она ведь ваша подруга? – голос звучит неуверенно. И это еще одна ложь. – Вы ждете ее? Думаете, что она придет за Вами?
Одни и те же вопросы из ночи в ночь. Юи молчит, глядя в стену перед собой и не двигается.
- Вы не думали, что та девушка просто бросила Вас, ведь иначе, почему она медлит?
Юи старается дышать спокойно, хотя внутри все бушует.
«Да как он смеет?!»
Мысли о том, что Миака ее бросила, были кощунственны. Миака не могла так поступить! Она не виновата в том, что не может прийти!
- Госпожа Юи, поймите, я желаю Вам только добра. Та девушка... Вы задумывались над тем, почему она оставила Вас одну в тот момент, когда Вы нуждались в ней?
«Заткнись. Заткнись. Заткнись! Как ты смеешь говорить о том, о чем даже не знаешь?!»
Юи хотелось накричать на мужчину, вскочить с кровати и оказаться как можно дальше от него, но вместо этого она осталась неподвижно лежать спиной к нему. Страх внутри нее боролся с раздражением и злостью.
Мужчина же продолжал говорить тихим голосом. Его слова были словно яд, проникающий в ее сознание, отравляющий. Юи сопротивлялась, как могла, держа в голове образ лучшей подруги. И это придавало ей силы выдержать что угодно.
Позже, когда мужчина покинул, наконец, ее комнату, Юи, спрятавшись под одеяло, дала волю слезам.
Она ревела навзрыд, словно маленький ребенок. Обнимая подушку, давила всхлипы, и содрогалась всем телом.
Ей было страшно. Она боялась этого человека, боялась того, что он мог сделать, когда его терпению придет конец. Но еще больше девушка боялась того, что однажды наступит момент, когда она, поверив словам сёгуна, усомнится в своей подруге.
«Миака не виновата в том, что произошло» - повторяла себе Юи. – «Миака помогла, если бы могла!»
Отойдя от шока, после произошедшего с ней, девушка была обеспокоена тем, что произошло с подругой. Вернулась ли она? Если «да», то почему не отозвалась на ее крики? Может, что-то случилось?
Десятки вопросов оставались без ответов.
Проваливаясь под утро в беспокойный сон, Юи видела кошмары-воспоминания: заброшенный склад, веревки, стягивающие детское тело, похотливые улыбки и мерзкие прикосновения чужих рук...
Но, каждый раз, перед тем как проснуться в холодном поту, девушка успевала увидеть, как слетает с петель тяжелая металлическая дверь, открывая застывшую в проеме девичью фигурку. И, несмотря на яркий, слепящий свет, Юи ясно видела наполненные яростью зеленые глаза...


Конец ожиданию

- Ску~учно...
Я перевернулась на спину, раскинувшись на траве, аки звездочка и прищурившись от яркого света.
Подходила к концу вторая неделя моего пребывания здесь, а от парней по прежнему не было ни слуху, ни духу. И, что бы я ни говорила, это начинало беспокоить. Хотя, может это просто паранойя, проснувшаяся от безделья?
Переделав все запланированные дела еще в первые несколько дней, все оставшееся время я просто шаталась по дворцу. Иногда получалось выбраться в город. Но и это не смогло заглушить накатывающую скуку.
И сейчас я готова была начать выть на луну. Ну, или впасть в анабиоз, дожидаясь Хранителей.
- Ску~учно...
Зевнув, потянулась и перевернулась пару раз, приминая собой траву.
- Госпожа Жрица! - на полянку, где предавалась безделью, выбежал, спотыкаясь и едва не роняя шлем, молодой стражник.
Ли - так звали паренька. Ровесник Тамахоме, весьма ответственный молодой человек, добросовестно исполняющий свои обязанности. Хотя терпению и обращению с оружием ему стоило бы поучиться...
Но Ли казался мне довольно забавным и милым. К тому же, он оказался прекрасным собеседником и за это время мы неплохо поладили.
Увидев несущегося ко мне взволнованного приятеля, я подскочила, готовая ко всему: от нападения врагов до банального пожара.
Однако услышала совсем уж неожиданное.
- Его Величество вернулся!
- П-Правда?! - я замерла, приоткрыв рот и в неверии уставилась на Ли, пытающегося отдышаться, словно после долгого бега.
- Да! Стража на воротах прислала гонца. Скоро Его Величество будет здесь!
- Ну, наконец-то! - радостно воскликнула я, оттряхивая одежду и поправляя волосы. - Ли, как я выгляжу?
Я требовательно уставилась на парня, наблюдающего за мной с улыбкой на губах.
- Как всегда неотразимы, госпожа Жрица! - бодро отрапортовал он, шутливо отдавая честь. - Поспешим?
- Да, конечно, - я поспешно двинулась вслед за Ли, подпрыгивая на каждом шагу от нетерпения.
«Скоро! Уже скоро я увижу их - Хотохори, Тамахоме и, главное, Нурико!»
Я и подумать не могла, что можно так истосковаться по человеку всего за две недели...
Ли, видя мое нетерпение, по-доброму усмехнулся и ускорил шаг.
Наконец мы вышли на площадь, куда только-только въехали трое всадников. Они становились все ближе и ближе, а я...
Внезапно оробев, замерла в тени дворцовой колонны.
- Госпожа Жрица? - Ли остановился рядом, обеспокоенно заглядывая в глаза.
- Вернулись... - прошептала я севшим голосом, - Господи, Ли, они и правда вернулись!
Сорвавшись с места, побежала вниз по лестнице, прямиком к спешивающимся юношам.
- Хотохори! - громко крикнула, привлекая внимание, - Тамахоме! Нурико! С возвращением!
Не удержавшись, сиганула прямо с последней ступеньки к замершему Нурико и повисла у него на шее, счастливо улыбаясь. Обняла крепко, пользуясь секундным замешательством Хранителя, и тут же отскочила подальше, с хитрой и довольной улыбкой на лице.
- Миака? - первым пришел в себя Тамахоме. - Мы же отправили тебя домой! Что ты здесь делаешь?
- Отправили, ага! А я уже вернулась. И чуть со скуки не померла, дожидаясь вас! А ты, что, не рад меня видеть? Та~ама~а-чан... - чуть наклонившись вперед, я подмигнула парню.
- Ах ты, маленькая..! - зарычал Тамахоме и кинулся на меня с явным намереньем поймать и придушить.
Со смехом и воплями, мы кружили по площади, пока, увлекшись, не налетели на зазевавшегося Нурико. И вместе с ним повалились на землю, под тихий смех Хотохори.
Валяясь придавленной между Нурико и Тамахоме, слушая обеспокоенный голос Хотохори, сквозь который прорывались смешки, я, наконец, почувствовала, как тревога и беспокойство оставляют меня.
Как же я, оказывается, сильно скучала!

***

- Миака!
Настигший меня в двух шагах от поворота голос, заставил вздрогнуть и страдальчески вздохнуть. Сбежать не удалось и моя персональная «заноза в мягком месте» приближалась с неумолимостью Армагеддона.
Прошло всего четыре дня с момента возвращения парней в столицу, а я уже всерьез рассматривала вариант сбежать в Кутоу и просить политического убежища у брата. Все-таки иногда некоторые индивидуумы бывают слишком настойчивы....
- Миака, я требую объяснений! - раздалось над головой.
Обреченно повернувшись, я увидела нависшего надо мной Тамахоме, с грозным видом скрестившего руки на груди.
- Скажи, где у тебя кнопка выключения звука? - вымученно выдала я, отодвигаясь от раздраженного брюнета подальше. Так, на всякий случай. А то мало ли...
- Что, прости? - раздраженный взгляд моментально сменился недоумевающим.
- Не важно, - отмахнулась, качая головой. - Ты лучше скажи мне, тебе еще это не надоело?
- Нет. Я хочу знать! Просто расскажи мне и я отстану.
- А, если не расскажу? - отвернувшись от Тамахоме, я пошла дальше по коридору. Подальше от любопытных ушей, коих здесь было по паре штук на каждом углу. И, судя по сердитому сопению где-то над ухом, Тамахоме упрямо шел следом. - Что тогда?
- Буду преследовать тебя вечно!
- Ну-ну... - тихий фырк он либо не услышал, либо решил проигнорировать.
Мы уже успели выйти в сад, где, как я успела понять, спрятаться от любопытных глаз было проще простого. Только тогда я решилась спросить.
- Зачем это тебе, Тамахоме? Простое любопытство?
Подувший ветер всколыхнул волосы, бросая пряди в лицо, и я зажмурилась на мгновение. Руки взлетели к вискам, придерживая пряди. А когда я открыла глаза, Тамахоме смотрел на меня непривычно серьезно.
- Я не идиот, Миака, - начал он тихо, даже немного угрожающе, - и не слепой.
- Знаю. Я никогда не считала тебя таким. Ты честный и преданный. И очень-очень хороший. Дело не в тебе.
- А в чем же?
Мне показалось или в его голосе промелькнула обида? Я промолчала, не зная, что ответить.
- Скажи, Миака! - нахмурился юноша. - Скажи, к чему мне готовиться? Чего ждать? Ты же знаешь что-то!
- Знаю, - я подняла взгляд к небу. Солнечные лучи, отражаясь от мокрой черепицы, слепили глаза, но все было лучше, нежели смотреть в глаза Тамахоме. – Проблема в том, что я слишком много знаю, Тамахоме. Но сказать об этом не могу.
Глаза нещадно слезились, и я не была уверена, что виновато в этом именно солнце. Глубоко вдохнув влажный воздух, я заставила себя разлепить пересохшие губы – Тамахоме все еще ждал ответа, более существенного, чем все сказанное ранее.
- Я боюсь, Тамахоме. Знаешь, я никогда раньше так не боялась. Они говорили, что я должна верить в себя и вас, а я просто боюсь, что и в этот раз не смогу. Что снова придется хоронить друзей. Мне страшно!
- Миака…
Ладони Тамахоме легли мне на плечи, обнимая. Он крепко прижимал меня к себе, и в этом объятии не было ничего, кроме поддержки. И как-то так вышло, что расслабившись в его руках, я произнесла вслух то, что двигало мной на протяжении сотни лет:
- Я не хочу снова потерять вас!
Едва только последние слова сорвались с моих губ, как я похолодела, осознавая...
Медленно расцепив руки Тамахоме, я отступила, не поднимая глаз. Чувствуя, как горят щеки. Решившись, все-таки посмотрела из-под челки и выпалила на одном дыхании, опасаясь передумать:
- Я расскажу тебе. Обещаю. Но пока еще слишком рано для этого. А сейчас, я прошу, просто поверь мне, Тамахоме. И будь осторожен!
Развернувшись, я стремглав кинулась прочь из сада. Я бежала так быстро, как только могла. Но не понимала, от чего пытаюсь убежать - от щемящего сердце взгляда Тамахоме или от собственных слез, стекающих по горящим от стыда щекам?

***

Солнце палило во всю, заставляя жмуриться от ярких лучей и искать укрытие в тени. Люди спешили мимо меня по своим делам, а я... брела по дороге, опустив голову и пиная придорожные камешки.
Прокручивая мысленно раз за разом недавний разговор с Тамахоме, я мысленно билась лбом о воображаемую стену.
Нет, ну как можно было такое ляпнуть?! И кому!
От дальнейших самобичеваний меня отвлек знакомый тенорок.
Подняв глаза, я увидела машущего мне Чирико, пытающегося не растерять на бегу книжки.
- Миака-сан! - мальчик подбежал ко мне, едва не сбив по дороге какую-то весьма внушительную дамочку, и одарил широкой улыбкой. - Миака-сан, я так рад Вас видеть!
- Разве мы не договаривались, что ты прекратишь мне «выкать»? - осведомилась я, улыбаясь уголками губ.
- Это было до или после Вашей просьбы, госпожа Жрица? - в тон мне спросил Чирико.
- Ладно, ладно, я поняла! - я подняла руки, признавая поражение. - Как идет подготовка к экзаменам, малыш?
- Отлично, - довольно улыбнулся мальчик, - сейчас все намного проще. Я ведь уже все это проходил, так что сейчас просто повторяю. И... госпожа Жрица, прекратите звать меня «малышом». Пожалуйста!
- Хе-хе... Неа! Не перестану.
Показав младшему Хранителю язык, я припустила вперед, с хохотом убегая от разъяренного мальчишки...
Когда спустя какое-то время нам надоело носиться, мы упали на траву на берегу речушки и несколько минут лежали не двигаясь.
В тишине, прерываемой лишь отдаленным гулом толпы, голос Чирико прозвучал подобно грому:
- Миака, скажи... Что-то случилось во дворце?
- С чего ты взял? - открывать глаза было лень. Как и вообще двигаться и говорить.
- Там, у лавок, я шел какое-то время за тобой.
- Вот как? - мысли текли медленно. Лениво, как облака на небе.
- Да, но ты даже не заметила этого, пока я не окликнул тебя.
- Прости, просто... - я вздохнула и открыла глаза. - Кажется, я сболтнула лишнее.
Рядом зашуршала трава, и почти сразу солнце исчезло, сменившись в моих глазах до крайнего удивленным личиком.
- Сболтнула лишнее? - повторил Чирико. - Кому?
- Тамахоме. И это произошло случайно. Он с момента возвращения преследовал меня, требуя объяснений! А я не могу ему сказать, что он..! - я замолчала, не в силах закончить фразу, но мальчик и так все понял.
- Ты расскажешь ему? - тихо спросил он, после недолгого молчания.
- Расскажу, - кивнула я, садясь. – Мне придется. Пусть и не все.
- Когда?
- Не знаю. Когда буду уверена, что никто за нами не следит. Это мерзкое чувство все не проходит - следит явно кто-то со стороны!
- Этот «кто-то» опасен, да? - поинтересовался Чирико, сжимая мою ладонь.
- Невероятно опасен. Поэтому, молю, малыш, будь осторожен.
Не произнесенное «я не хочу тебя потерять» повисло в воздухе.


Цена силы

Обратно во дворец я вернулась только ближе к вечеру. Помахала стражнику и перемахнула через стену. Стражник лишь вымученно отдал честь, явно сдерживая желание закатить глаза - за то время, что я провела здесь, жители дворца привыкли к моим выходкам. Хотя я и старалась шокировать их как можно реже.
Едва лишь приземлившись по другую сторону стены, я увидела обеспокоенного чем-то Ли. Паренек постоянно оглядывался и поправлял свой шлем. Пока я, замерев, рассматривала приятеля, он заметил меня и просиял.
- Госпожа Жрица! - стрелой сорвавшись с места, он рванул в моем направлении. - Вы вернулись!
- Да, как видишь. Что-то случилось? - поинтересовалась я, не на шутку обеспокоенная таким поведением.
- Вас ищут!
- Кто? - вот так новость... И кому я понадобилась, что у Ли такая паника?
- Господин Тамахоме! - а, ну все, теперь вопросов нет. За эти четыре дня Ли вдоволь насмотрелся на то, как я удираю и прячусь от Хранителя. - Я встретил его несколько минут назад и сообщил, что Вы отдыхаете в своих покоях и просили не беспокоить.
- Спасибо, Ли, - выдохнула я.
- Но, кажется, он все-таки не послушал. Он выглядел таким раздраженным, когда уходил и...
- Что?! Спасибо, что предупредил, Ли! Я должна его опередить!
Оставив юного стражника у стены, я побежала к дворцу. Убедившись, что ни Ли, ни кто-то дугой меня не видит, я мгновенно ускорилась. Обогнав на повороте Тамахоме, оказалась у дверей в свою комнату за несколько секунд.
Ворвалась в комнату и, захлопнув дверь, сползла на пол, задыхаясь.
Попыталась встать, но ноги внезапно ослабли, и я снова упала, приложившись головой так, что перед глазами заплясали черные точки, а виски взорвались болью.
Свернувшись на полу в позе эмбриона, я постаралась дышать как можно тише. Потому что уже слышала приближающиеся шаги Тамахоме.
- Миака! Открой. Нам надо поговорить.
Я молчала, прикусив губу, сдерживая рвущийся наружу стон боли. От осознания происходящего бросало то в жар, то в холод.
«Неужели время пришло?!»
- Миака, я знаю, что ты там. Открывай!
По телу прошла судорога, и все внутри взорвалось болью. И я, к своему стыду, сдалась. Из открытого в немом крике рта вырвался хрип, в котором потонуло беспомощное «помогите». За дверью наступила тишина, прерываемая лишь моим кашлем.
- Миака? - спустя секунду дверь распахнулась, ударяясь о стену.
Я слегка повернула голову, чтобы увидеть лицо вошедшего и натолкнулась на неприкрытый ужас в глазах Тамахоме.
- Миака, что с тобой? - он подбежал ко мне и опустился на колени рядом. Обеспокоенно заглядывая в лицо.
Попытка ответить была сорвана очередным приступом, и я согнулась, закашлявшись.
- Держись! Я сейчас! Я позову лекаря! - Тамахоме хотел было убежать, и уже вскочил на ноги, но у меня хватило сил изловчиться и поймать его за штанину.
- Стой, - просипела я еле слышно, так, что ему снова пришлось наклониться ко мне, чтобы расслышать, - не нужно никого звать. Это не смертельно.
- Но...
- Такое уже бывало со мной. Обычное...кха..х..дело... Скоро пройдет.
- Но... Что мне сделать? Я же не могу тебя так оставить! - воскликнул Тамахоме, от бессилия размахивая руками.
- Ну... Можешь перенести меня на кровать и закрыть дверь, - предложила я первое, что взбрело в голову.
- Хорошо.
В следующий момент меня осторожно подняли на руки и понесли.
Ощутив щекой мягкую прохладу простыней, я облегченно прикрыла глаза, чувствуя, как боль отступает, но зная, что это ненадолго.
Скоро начнется вторая стадия...
Кровать прогнулась под весом чужого тела, и я почувствовала осторожное прикосновение к своей руке.
- Как ты? - тихо поинтересовался Тамахоме, и в его голосе я услышала только искреннюю заботу и беспокойство.
- Сейчас скрутит, - предупредила я. - Не пугайся. Это продлится несколько минут.
Я быстро облизала пересохшие губы и переместилась на кровати, укладываясь поудобнее.
- Если ты хочешь уйти, сейчас подходящее время. Обещаю, что не обижусь. Я знаю, что зрелище предстоит далеко не приятное, так что...
- Не глупи. Я никуда не уйду, - теплые пальцы успокаивающе погладили мое запястье.
- Спасибо... Тамахоме, - успела прошептать я прежде, чем меня скрутила новая волна боли.
Извернувшись, я вцепилась зубами в уголок подушки, чтобы не закричать от раздирающей меня боли. Лоб пронзило острой вспышкой и даже сквозь застлавшие глаза слезы, я увидела, как белая ткань окрасилась в черный.
Где-то над головой охнул Тамахоме, сильнее сжимая мою ладонь. Да уж, понимаю, что он сейчас чувствует – такое зрелище далеко не каждый может вынести спокойно.
Сама я слабо представляла, как оно выглядит со стороны, но Аюру когда-то давно рассказывал, что сначала из раны на лбу течет черная, словно чернила, кровь. Так кровоточит проявившийся на теле знак Бога. Постепенно, черная кровь сменяется на обычную - алую. А вскоре и вовсе перестает кровоточить. А еще… еще он говорил, что нет ничего страшнее, чем вот так сидеть рядом со мной в такой момент и не иметь возможности помочь. Правда, это он говорил не мне, а маме, сорвавшись после очередного приступа.
Он говорил, это страшно тем, что проступают на теле все знаки сразу, с интервалом в несколько секунд, и от боли, причиненной ими, можно запросто сойти с ума. И это нельзя было остановить. Боль – это цена за силу, которую я получила много лет назад от своих друзей. И эта сила испытывает меня на прочность каждый год, а спасения от этой боли не было известно никому.
Когда случался очередной приступ, все вокруг для меня терялось. Я не понимала, что происходит в данный момент вокруг меня, не знала, сколько времени прошло и как долго уже длится боль. Все сливалось. Я не раз теряла сознание и вновь приходила в себя. Все повторялось и повторялось, пока…
Давление на виски резко исчезло. И хотя все остальное горело от боли, я снова могла ясно мыслить. И первым, что я осознала, были губы Тамахоме, которые мягко прикасались к моему лбу, ровно в том месте, где сейчас ярко сиял алый знак «Демон».

***

Когда случился первый приступ, я помнила слабо. Кажется, это произошло, едва я оказалась в Южном Чертоге. Я не помню практически ничего из того, что тогда происходило, но из рассказа Мастера знаю, что боль почти убила меня.
Сильно ослабленное минувшим сражением и пережитым призывом, тело не смогло выдержать даже первой волны. Я выжила лишь чудом, но впала в кому на полгода.
Много позже, когда я вышла из комы и пошла на поправку, перестав зависать на месте при одном упоминании о Хранителях, Мастер впервые заговорил со мной о них. К слову, это был один из самых запоминающихся наших разговоров. Хотя говорил в тот раз один лишь Мастер.
Он долго и терпеливо объяснял мне, что эти знаки – дар. Подарок моих Хранителей, которые сражались и погибли за меня. И единственным желанием которых в момент смерти было лишь желание защитить меня. Оно было настолько велико, что после их гибели вся их сила перешла в меня.
Мастер с сожалением признавал: «если бы все прошло, как положено, то в результате я переродилась бы в Богиню». Но что-то извне помешало этому произойти, и в итоге я – смертная недо-богиня с огромной силой, невероятным потенциалом… И личным проклятием в лице той же силы, которой взбрело требовать с меня плату болью и кровью.
И никто во всем мире не способен избавить меня от этого…

***

В сознание я пришла резко, словно кто-то вытолкнул меня с «той стороны». Правда, в первый момент мне показалось, что ничего не изменилось – все та же темнота вокруг. Но в следующую секунду на меня обрушились звуки и ощущения.
Сначала я услышала тихий стрекот за окном, потом, совсем уж неожиданно, чье-то мерное дыхание в макушку. Вслед за этим пришло ощущение сильных рук на талии и теплого тела рядом.
Тут-то я и зависла.
Крайне осторожно выпутавшись из кольца чужих рук, я отползла в сторону. Поежилась, лишившись внешнего источника тепла, и развернула за спиной алые крылья. Комнату заполнил мягкий алый свет и сразу стало теплее. Я бросила осторожный взгляд на другую сторону кровати.
Тамахоме, бессовестно подвалившийся ко мне под бок, спал, приоткрыв рот и раскинув руки в стороны, но выглядел таким милым, что злиться на него было невозможно. Во всяком случае, сейчас. Утром я, конечно, выскажу ему все, что думаю по этому поводу… или нет.
Я потянулась, разминая затекшие мышцы, и только сейчас заметила тонкие белые полоски, скрывающие знаки.
«Должно быть Тамахоме перевязал меня, пока я была без сознания…» - неожиданное осознание вызвало нежную улыбку на губах и тепло на сердце. - «Он столько сделал для меня, чужого, по сути, человека. Ведь только для меня было все это – наши приключения, наша любовь и его… смерть. Все это было только для меня. Не для него. Но он все-равно помогает мне. А я… Как же хочется рассказать ему обо всем. Прямо сейчас. Вот сию секунду! Но нельзя. Прости меня, Тамахоме. Позже я обязательно расскажу тебе обо всем…»
Если я чему и научилась в Чертоге, так это тому, что нужно доверять своим ощущениям. А сейчас я была уверена – кто-то затеял что-то очень плохое против Мастера и всего Небесного мира. Поэтому говорить что-либо не будучи полностью уверенной, что никто это не подслушает… Только не тогда, когда любое мое неосторожное слово может помочь врагу!
Сейчас мы были в безопасности, я чувствовала это. Но надолго ли?
«Нужно как можно скорее отправляться на поиски остальных. Завтра же поговорю об этом с Хотохори…»

***

Юная дева, думам нелегким предавшись, не замечала внимательного взгляда Хранителя своего, лишь притворявшегося спящим…

@темы: Фанфики, Нурико/Миака, Fushigi Yuugi